Меню Закрыть

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С МЕНТАЛИТЕТОМ

Один наш читатель прислал в редакцию свою повесть. Нам она очень понравилась, и вот мы выкладываем её, чтобы и вы смогли на миг окунуться в фантастический мир, созданный автором. Приятного прочтения!

Каким необычайно богатым может быть внутренний мир человека! Самые невероятные и захватывающие истории рождаются именно там. Вот и эта короткая повесть не стала исключением: то ли мне это приснилось, то ли я это насочинял, сидя за чашкой чая… – уже и не вспомнить.

С детства я люблю читать книжки в жанре фэнтези, но ещё интереснее мне всегда было сочинять свои собственные истории. Создавать в воображении невероятные миры и населять их причудливыми персонажами. К слову сказать, я ещё и большой любитель советских фильмов про милицию, и вот накануне пересмотрел фильм «Рождённая Революцией». Картина мне очень запомнилась. Наверное, именно из-за неё у меня в голове и начали возникать разные замысловатые истории про героев-милиционеров и других ребят, хоть и не героев, но в душе революционеров.

События развернулись на улицах вымышленного приморского северного города. Повествование идёт от лица некого фантастического персонажа, обычного парня…

***

Я расклеил листовки, помыл руки в реке и ходил по городу, рисовал агитационные теги. Ничего особенного, очередной агитрейд.

Часа четыре утра, на улице светло. За рисованием я размышлял о жизни и напевал у себя в голове песенку о любви и революции.

«САМУМ», серп и молот, звезда, «Марксизм Возвращается!».

Очередная стена, белая как бумага, приманила меня своей чистотой. Да здесь можно всю «Войну и мир» уместить!

Очередная надпись «САМУМ», и вот я заношу руку чтобы нарисовать серп….

За спиной просигналили! Автомобиль резко тормозит, из него выскакивают мужики в гражданской одежде, что-то мне кричат…. А я уже бегу, запинаясь и чуть не падая. «Решили доебаться до уличного художника, – думаю я, – ладно, надеюсь, им будет лень бежать за мной – покричат и отстанут».

– Стой, сука, стрелять буду! – кричит один из них.

*Никак фашисты, раз с оружием разъезжают, ну всё, мне пиздец.*

Забегаю в арку между домами, «фашисты» (кем бы они на самом деле ни были) явно бегают лучше меня и уже вот-вот догонят.

– Я сейчас в тебя выстрелю! – звучит уже совсем близко.

*Ну вот и наступил настоящий пиздец.*

Впереди огромный пустой двор, спрятаться негде. Да и какой в этом смысл, когда меня вот-вот догонят?

*Сдамся им, отпиздят, может даже покалечат, но, надеюсь, хотя бы не убьют.*

Я останавливаюсь и разворачиваюсь лицом навстречу догоняющим. Секунда, и они уже возле меня. Один въебал мне рукой по уху, но совсем не больно. То ли потому, что я был в капюшоне и балаклаве, то ли это он специально так слабо ударил, а может, я просто уже не помню.

Дальше начался наш с ними разговор, попутно с меня сорвали балаклаву и капюшон, и быстрым шагом повели к месту «преступления». Один мужик достал из кармана бордовую корочку с надписью «МИЛИЦИЯ» (хоть там и было написано другое название, но я понимал, что эти парни никакого отношения к той вражеской структуре не имеют).

***

К слову сказать, с ментами я был знаком не по наслышке. В школьные годы мы с товарищем занимались бодибилдинггом в тренажёрном зале, который находился в подвале нашей сельской школы. Занимались мы там под присмотром нашего преподавателя по ОБЖ, который в действительности вообще был учителем русского языка и литературы. Но ходил он в тренажёрку довольно редко, а иногда вообще не ходил, и мы искали взрослых, которые ходят в зал и могут нас пустить туда позаниматься под их присмотром. С кем нам только не довелось там тренироваться: стоматолог с огромной спиной, похожей на зонтик у кобры, пасечник пауэрлифтер, обладающий невероятной силой, ну и разные другие люди. Но больше всех мне запомнились три мента, с которыми нам довелось пару недель ходить в зал летом после девятого класса. Они были хорошими друзьями, постоянно шутили друг над другом, рассказывали интереснейшие истории из жизни, даже бытовые истории о доме или работе они рассказывали так интересно, что это и не передать словами. Мы стремились в зал больше не для того, чтобы потренироваться, а для того, чтобы их послушать.

Это было очень давно, я уже не помню ни слова из того, что они говорили, но впечатления у меня остались на всю жизнь.

Что ж, вернёмся к истории.

***

*Менты! Меня не убьют, я в безопасности!* – как камень свалился с плеч. Я так сильно обрадовался, что аж чуть не засиял от счастья. Менты! Мои дорогие менты! Я так давно мечтал об этой встрече, и вот она случилась!

– Ты на какой канал работаешь? Сдавай сообщников!

– Я не работаю на каналы. Я коммунист! И нет у меня сообщников.

– Раз коммунист, отвечай, кем была принята Конституция!

К такому повороту событий я был не готов… В теории я настолько плох, что любой пятиклассник меня в этом обойдёт.

– Я не знаю. Да и почему, раз я коммунист, то должен это знать?

– Ты зачем это нарисовал, коммунист хуев?

Мы к этому моменту уже подошли к той самой стене.

– Чтобы народ знал, что в городе есть коммунисты!

*Здесь я сплоховал*, — обдумывал я потом, — *надо было с самого начала говорить, что я не рисовал, а стирал – менты бы сразу поняли, что у меня есть панцирь, и разговор бы другой пошёл… Но я же только в интернете такой умный… А как реально надо что-то сказать, так я и забываю всё…*

– Ты видишь вон ту надпись? – мент показывает на наркограффити на другой стене. – Если сейчас не сотрёшь, мы и эту надпись тебе припишем.

– Но я же её не рисовал.

Я прекрасно понимал, что приписать мне то, чего я не делал, практически невозможно, а потому нисколько не испугался и продолжил им улыбаться.

– А нам похуй. Ты знаешь, чьё это здание? Сейчас позвоним собственнику, он уже не так будет с тобой говорить. И что это ты такой весёлый?

– Ну а что мне, горевать что ли?

– Стирай надпись, блять!

– Чем?

– Мне похуй, чем! Хоть траву бери и стирай! Тебе пиздец, если не сотрёшь.

– Травой не получится стереть.

– А мне похуй!

Он мне ещё что-то покричал, а я поотвечал чего-то не особо внятного и убедительного.

Говорили со мной в той самой манере, свойственной менталитету. Грубо, жёстко, но прямо, открыто и искренне. Без этой уже заебавшей наигранной интеллигентской вежливости.

Спросил меня ещё зачем я начал убегать. Я сказал, что больше ничего не оставалось, хотя на самом деле я их принял за фашистов и здорово так испугался. Что-то я им ещё про Советы рабочих и милиции сказал, про диктатуру пролетариата, но невнятно, кусками — никто, наверное, ничего и не понял. Я бы и в обычной ситуации ничего внятного не сказал, а тут уж тем более…

– Почему ты этим занимаешься ночью?

– Днём могут фашисты увидеть.

– Фашисты! – ухмыльнулся мент. – Так кем была принята Конституция?

*Ну кем же, блять? Кем? Лениным? Какая Конституция? Советская или российская?…*

– Народом? – предположил наконец я.

– Ёб твою мать! Ну наконец-то!

Молчим.

– Считаю до трёх, если не успеешь съебаться – пеняй на себя! Отсчёт пошёл! Раз…

Я уже пробежал под арками, еле дыша бегу по двору, а на душе так чисто, светло и приятно, что словами это просто не передать!

*Они меня поняли! Они с нами заодно!*

И вот я, полный какой-то необычной, настоящей, живой радости, иду дворами и улыбаюсь серым лицам домов.

Из-за туч на несколько минут выглядывает весеннее солнце.

Жизнь началась.

Письмо в Редакцию

Похожие статьи