МОЙ ДАЛЬНИЙ СОВЕТСКИЙ ВОСТОК

В детстве всегда казалось, что смерть – это что-то такое далёкое, то, что тебя не коснётся. Подрастаешь, набираешься опыта, отучиваешься, устраиваешься на работу, встречаешь любимого человека, съезжаешь от родителей. Череда радостей, горестей, неудач, везений. В общем, всё как у всех, но какое-то гнусное обволакивающее послевкусие… Что же с жизнью не так? Залезаешь в интернет, бесцельно рыскаешь по его просторам, пробираясь через горы помоев, идиотизма и безвкусицы. Натыкаешься на площадки, где выложен «шок контент» и удивляешься обилию самоубийств, записанных на прямых трансляциях. Причём выпиливаются все слои общества с одинаковой решительностью и фанатизмом. А самое главное, поражает холодная уверенность в глазах людей, это их сознательный выбор, не шиза, а результат долгих взвешиваний за и против. Понимаешь в чем дело. То послевкусие от жизни, что ты ежедневно ощущаешь – это то, что их и побудило совершить то, что они совершили. Послевкусию этому имя – бессмысленное существование, отсутствие глобальной цели.
Нам прислал письмо читатель, попытавшись разобраться в этом вопросе. Мы думаем, что он не огорчится, если мы заспойлерим основную мысль: давайте уже приведем в порядок наше бытие, чтобы у сознания не всплывали периодически мысли снести себе черепную коробку из «Сайги» с воплем «ня, пока!!!».

Здравствуйте, товарищи читатели!

Пишет вам человек родившийся на Дальнем Востоке нашей необъятной Родины. Трудно держать роящиеся мысли внутри, и поэтому они уходят вовне, вам, читающим это. Край наш красивый, просторный, богатый, но суровый, в годы гражданской войны ставший буфером от Японии для Советской России. Мои предки воевали в красных партизанских отрядах против белобандитов, сами были из казаков.

В сталинские годы край снова готовился к войне. Были биты белокитайцы на КВЖД, строился Комсомольск-на-Амуре, производивший новые самолёты, создавалась сеть аэродромов, военные и гражданские заводы, на побережье Тихого Океана выстроилась линия крупнокалиберных береговых батарей, затруднявшая десант с моря для японцев. Японцы были биты на озере Хасан и у реки Халхин-Гол, что умерило их аппетиты на суше. Здесь находили пристанище борцы за свободу своей Родины – корейские и китайские коммунисты. Японские империалисты пали, Китай стал красным, а в Корее силами КНА, китайских добровольцев и наших лётчиков было остановлено продвижение империализма на север. В 60-х была построена ГЭС на реке Зея, давшая дешёвую электроэнергию, построены новые дороги соединявшие населенные пункты, но тогда же оказались заброшены и береговые батареи – брега защитило новое оружие – ракетные комплексы. Однако стоит отметить, что и в атомную эпоху батареи бы эти не потеряли актуальность [1], просто ревизионистское руководство СССР целенаправленно уничтожало обороноспособность страны. Нашему же поколению, несомненно, выпадет честь восстанавливать эту выдающуюся систему обороны (а впоследствии, как оказалось, и наступления), переоснащать её и укреплять, что важно не только с военной точки зрения, но и с идеологической. Ведь даже если ты распилишь то, что от них осталось, и сдашь на металлолом, даже для того, чтобы не пропить, а построить себе дом, то придут те, кто разрушит твой дом и металл опять превратит в пушки, которые будут стрелять в твоих соотечественников. «Устаревшие» батареи нужны для того, чтобы защитить понимание этого и тех, кто это понимание должен перенять от своих отцов.

Банды на руинах разрушенного Советского Союза схлестывались с друг другом за бизнес и на время борьба утихла, временный победитель захватил всё, больницы вытесняют в частный сектор, урезая финансирование, а трудящийся человек всё глубже и глубже вбивается в безнадёгу. Отсюда бегут люди, в то время как побег становится всё дороже, электричество за копейки уходит в Китай, а тем, кто его производит и кому оно принадлежит по праву, отдавать за него приходится отнюдь не копейки, и аппетиты поработителей только усиливаются. Оборудование устаревает, крупный рогатый скот заменила курица и бывшие колхозные сёла влачат жалкое существование. Стоит сказать, что я не был затронут бедностью, но среднее положение по доходам давалось родителям тяжелейшим трудом. Я был близок идеям коммунизма с детства, мне не нравились жадины и те, кто упивался возможностью поглумиться над другими. Но без оформившейся идеологической основы это становилось почвой для различного бреда вроде «левого фашизма». После Русской Весны меня нашли более теоретически подкованные товарищи чем я. Я прочитал Манифест Коммунистической Партии, просто написанное, хлесткое для ума произведение, семя, из которого в моём мозге пошло структурирование коммунистических идей.

В школьные годы я часто гулял по набережной пограничной реки Амур и смотрел на запад, думая, что там меня ждёт большая дорога, почти бесконечная, и брало чувство радости от того, что скоро я пойду по этой дороге. И вот я пошёл. Я приехал в один из западных городов нашей страны. И почувствовал какой-то наёб. Я нашёл будто бы конец, границу за которую мне не перейти. Граница эта пролегла по всем дорогам. Дальше на запад-линия Керзона и море, дальше во времени – умерщвление разума, назад не повернешь. Где же я оказался? Это линия фронта. Не та, что на войне с пулемётами, винтовками и автоматами (хотя и там пролегает эта линия, когда война наступает). Она идёт внутри тебя, борьба человека с машиной, инерцией, болезнью, что заставит тебя забыть свои мечты и убеждения, заставит забыть себя. В интернете, в телевизоре, с рекламных баннеров, из твоих слабостей, из слов твоих побеждаемых или побеждённых сверстников, она призывает к смирению, она лжёт о твоём прошлом и будущем, она убаюкивает тяжёлым сном. Отовсюду слышен скрежет этой машины, всюду её липкое масло, эта машина уже не во власти человека. Борьба на этой линии фронта очень важна. Проигрыш в этой борьбе хуже смерти, но жизнь устроена так, что такого страшного проигрыша человек обычно не заметит. А пока он его замечает, значит есть ещё порох в пороховницах. Дна нет, всегда может быть хуже. Отмирание разума – страшное явление. Разум нужно отвоёвывать и это тяжело, по крайней мере пока тебе не покажут, как им пользоваться. А далее нужно смочь самому. Не только усваивать то, что было, но и придумать то, что будет. Мало знать, как разжечь огонь, нужно уметь его поддержать и приготовить на нем пищу. Мало знать, нужно суметь. Руки учат голову, поумневшая голова учит руки, поумневшие руки учат голову и так далее.

Для этого всего нужна молодость. Молодость не как ограничение числа лет от рождения, а бодрость, чистота ума, решительность и ответственность. Если хочешь прожить вечно, то придётся умереть молодым. Может быть этот текст зажжет в ком-то искру, или покажет ему то, что ранее ему не вполне разумелось. Хорошо выйдет.

[1] – https://topwar.ru/371-tixookeanskij-val-stalina.html

Письмо в Редакцию