МОЯ ЗВАЙ БОРАТ

Этот текст про гениальнейщий кинопамфлет современности, который повествует о том, что скрыто роскошными панелями, созданными по самым передовым технологиям, что не видно никому из посторонних, но видно каждому в отношении своей жизни.

Захватывающий своей противоречивой трагикомичностью, обильно сдобренный идиотством и шутками ниже пояса, этот фильм является на самом деле одним из величайших политических памфлетов современности. Его можно назвать крайне удачной акцией прямого действия в сфере киноискусства, сочетающей в себе глубоко революционную суть и гротескно-имбецильную оболочку. 

Начало фильма разворачивается в Казахстане. Зрителю под задорную восточную музыку демонстрируются удручающие кадры жизни не существующего Кушкека, родного города главного героя – придурковатого юноши Бората с аляповатыми усами позднесоветского инженера, всегда одетого в нелепый и безвкусный костюм. Дикие нравы и скотское существование людей, нищета и антисанитария предстают перед нами по ходу первых пяти минут фильма. А костюм главного героя, пускай и старомодный, играет мощным контрастом со всеми вышеперечисленными прелестями. Далее герой заходит на свой участок, где знакомит зрителей со своей сестрой – одной из лучших проституток во всем Казахстане, старушкой матерью – «Старейший баба на целый Кушкек», которой, как подчеркивает, сорок три года (видимо это было сделано сценаристами, дабы для не совсем расторопных умом зрителей подчеркнуть, что для такого уровня жизни этот возраст является рекордным, по крайней мере, для женщины) и дебелой, уродливой, низкорослой женой, о которой лаконично говорит: «Она тупой». Далее мы узнаем о том, что Борат работает на казахском телевидении и его вместе с необъятным в талии продюсером, болеющим, по-видимому, копролалией, отправляют в Америку, самую, как принято считать, передовую страну, у которой Казахстан должен всему поучиться. Борат радостно собрав пожитки, распрощавшись с земляками и родными садится в автомобиль, запряженный лошадью, и отправляется в аэропорт. Далее поколесив немного по миру, наконец, приземляется в Нью-Йорке, прибыв в страну, которая и была главной целью его маршрута. Основные события в Америке и происходят. Все расписывать в мельчайших подробностях, чтобы не спойлерить, не будем. Выведем лишь основные положения, которые вырисовываются в процессе всей эпопеи. Самая передовая в мире страна оказывается не такой уж безупречной, как представлял её Борат в самом начале фильма. Она оказалась немногим лучше его родного Казахстана, и в ней также царствовали тупость, низость и корысть. Разве что дома от старости не сыпятся, но это важно лишь в последнюю очередь. Основной угар в фильме держится на межкультурном столкновении, возведенным конечно в шарж, а все остальные юмористические и не очень сюжетные линии выведены целиком из него. По ходу повествования мы встречаем тупую молодежь, которая, несмотря на свой примитивный склад ума, подбирает Бората в тяжелый жизненный период, и сектантов, которыми кишит любое буржуазное общество. Сталкиваемся как с местным американским расизмом, так и со средневековым антисемитизмом Бората и продюсера (который растет из совершенно варварского миропонимания), с сексизмом и социальным расслоением. Открытым текстом сцена на родео колко выстебывает американский империализм. Также крайне симптоматична продолжительная сюжетная линия, когда Борат влюбляется в Памелу Андерсен и едет в Калифорнию, для того чтобы выкрасть ее в жены. Она развязывается концовкой, подразумевающей что, как дики половые взаимоотношения в Казахстане (отсутствие согласия женщины на вступление в брак), так они дики в «передовой» Америке (поскольку мужчины и женщины зачастую вступают в отношения не сколько из-за любви, сколько из оценки имущественного положения партнёра).

Было много шума по поводу униженной в фильме чести Казахстана. Да, это там присутствует в самой жесткой форме, но этот шум вызван большой интеллектуальной близорукостью, ведь в нем основательно втаптывается в грязь еще и Америка, а если шире, то и весь существующий миропорядок. Этот фильм – огромный ушат изысканных помоев, опрокинутых на звероподобную голову всего мультикультурного империализма, в котором америки – передовы, а казахстаны – отсталы, но и те, и другие должны быть низвергнуты в адское пламя, породив своей кончиной нечто новое, великое.

Позиция Редакции

18 августа 2017 г.