МАРКСИЗМ ПРОТИВ БУРЖУАЗНОЙ НАУКИ

Раньше толпы хейтеров постоянно упрекали нас в том, что мы не признаём положения буржуазной науки, ставим их под сомнение и требуем доказательств, стараемся переосмыслить, опровергнуть на основании наблюдаемых фактов. Прошло время, мы укрепились, построили наши теоретические бункеры из железобетонных идейных конструкций, оснастили их системой жизнеобеспечения, проанализировав опыт коммунистического движения прошлого. А затем мы осторожно вышли на поверхность разорённой катастрофой Русской Пустоши. То там, то тут выжившие видят послания, бешеным штормом обрушивающиеся на обветшалую послекатастрофную инфраструктуру. Те хейтеры уже давно передохли в своих токсичных гадюшниках буржуазного образования. Недавно мы обнаружили среди редакционных материалов сборник цитат классиков про науку, который мы периодически дополняли после прошлых ожесточённых полемик с фанатиками – публикуем их для новых странников Русской Пустоши. И да пребудет с вами пролетарская наука! Её предстоит ещё создать, но она вынашивается в умах каждого из нас. Пускай она послужит оружием против монстров внешнего радиоактивного мира.

«Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников».

К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». 1848 год.

***

«Буржуазия всё превращает в товар, а, следовательно, также и историю. В силу самой её природы, в силу условий её существования ей свойственно фальсифицировать всякий товар: фальсифицировала она также и историю. Ведь лучше всего оплачивается то историческое сочинение, в котором фальсификация истории наиболее соответствует интересам буржуазии».

Ф. Энгельс. Из фрагментов к работе «История Ирландии». Написано в мае — первой половине июля 1870 года.

***

«Учение Маркса — дитя буржуазной науки, но рождение этого дитяти стоило матери жизни».

В. И. Ленин. «Детская болезнь “левизны” в коммунизме». 1920 год.

***

«Каков бы ни был ход истории, люди делают её так: каждый преследует свои собственные, сознательно поставленные цели, а общий итог этого множества действующих по различным направлениям стремлений и их разнообразных воздействий на внешний мир — это именно и есть история. Вопрос сводится, стало быть, также к тому, чего хочет это множество отдельных лиц. Воля определяется страстью или размышлением. Но те рычаги, которыми, в свою очередь, непосредственно определяются страсть или размышление, бывают самого разнообразного характера. Отчасти это могут быть внешние предметы, отчасти — идеальные побуждения: честолюбие, “служение истине и праву”, личная ненависть или даже чисто индивидуальные прихоти всякого рода. Но, с одной стороны, мы уже видели, что действующие в истории многочисленные отдельные стремления в большинстве случаев вызывают не те последствия, которые были желательны, а совсем другие, часто прямо противоположные тому, что имелось в виду, так что и эти побуждения, следовательно, имеют по отношению к конечному результату лишь подчинённое значение. А с другой стороны, возникает новый вопрос: какие движущие силы скрываются, в свою очередь, за этими побуждениями, каковы те исторические причины, которые в головах действующих людей принимают форму данных побуждений?

Старый материализм никогда не задавался таким вопросом. Взгляд его на историю — поскольку он вообще имел такой взгляд — был поэтому по существу прагматический: он судил обо всём по мотивам действий, делил исторических деятелей на честных и бесчестных и находил, что честные, как правило, оказывались в дураках, а бесчестные торжествовали. Из этого обстоятельства для него вытекал тот вывод, что изучение истории даёт очень мало назидательного, а для нас вытекает тот вывод, что в исторической области старый материализм изменяет самому себе, считая действующие там идеальные побудительные силы последними причинами событий, вместо того чтобы исследовать, что за ними кроется, каковы побудительные силы этих побудительных сил. Непоследовательность заключается не в том, что признаётся существование идеальных побудительных сил, а в том, что останавливаются на них, не идут дальше, к их движущим причинам. Напротив, философия истории, особенно в лице Гегеля, признавала, что как выставленные напоказ, так и действительные побуждения исторических деятелей вовсе не представляют собой конечных причин исторических событий, что за этими побуждениями стоят другие движущие силы, которые и надо изучать. Но философия истории искала эти силы не в самой истории; напротив, она привносила их туда извне, из философской идеологии. Так, например, вместо того чтобы объяснять историю Древней Греции из её собственной внутренней связи, Гегель просто-напросто объявляет, что эта история есть не что иное, как выработка “форм прекрасной индивидуальности”, осуществление “художественного произведения” как такового. При этом он делает много прекрасных и глубоких замечаний о древних греках, но тем не менее нас в настоящее время уже не удовлетворяют подобные объяснения, представляющие собой одни только фразы.

Когда, стало быть, речь заходит об исследовании движущих сил, стоящих за побуждениями исторических деятелей, — осознано ли это или, как бывает очень часто, не осознано, — и образующих в конечном счёте подлинные движущие силы истории, то надо иметь в виду не столько побуждения отдельных лиц, хотя бы и самых выдающихся, сколько те побуждения, которые приводят в движение большие массы людей, целые народы, а в каждом данном народе, в свою очередь, целые классы».

Ф. Энгельс. «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии».

Написано в 1886 году, напечатано в газете «Die Neue Zeit» («Новое время») в 1888 году.

***

«Эти господа — все марксисты, но того сорта, который был вам известен во Франции десять лет назад и о котором Маркс говорил: “Я знаю только одно, что я не марксист!” И весьма вероятно, что об этих господах он сказал бы то же, что Гейне говорил о своих подражателях: “Я сеял драконов, а пожал блох”».

Ф. Энгельс. Письмо Полю Лафаргу. 27 августа 1890 года.

***

«…люди, выдающие себя за ортодоксальных марксистов и превратившие идею нашего движения в окаменелую догму, которую надо заучивать наизусть, — что эти люди здесь, как и у вас, представляют собой просто секту».

Ф. Энгельс. Письмо Адольфу Зорге. 10 Июня 1891 года.

***

«Энгельс был тысячу раз прав, когда писал: понятие равенства помимо уничтожения классов есть глупейший и вздорный предрассудок. Буржуазные профессора за понятие равенства пытались нас изобличить в том, будто мы хотим одного человека сделать равным другим. В этой бессмыслице, которую они сами придумали, они пытались обвинить социалистов. Но они не знали по своему невежеству, что социалисты — и именно основатели современного, научного социализма, Маркс и Энгельс — говорили: равенство есть пустая фраза, если под равенством не понимать уничтожения классов. Классы мы хотим уничтожить, в этом отношении мы стоим за равенство. Но претендовать на то, что мы сделаем всех людей равными друг другу, это пустейшая фраза и глупая выдумка интеллигента».

В. И. Ленин. Речь «Об обмане народа лозунгами свободы и равенства» в газете «Правда». 7 мая 1919 года.

***

«Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание».

К. Маркс. Предисловие к «К критике политической экономии». 1859 год.

***

«Свобода науки означает право писать обо всем, чему не учился, и выдавать это за единственный строго научный метод».

Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Написано в сентябре 1876 – июне 1878 г. Напечатано в газете «Vorwarts» с 3 января 1877 по 7 июля 1878 г.

***

«Согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу.

Экономическое положение – это базис, но на ход исторической борьбы также оказывают влияние и во многих случаях определяют преимущественно форму ее различные моменты надстройки: политические формы классовой борьбы и ее результаты – государственный строй, установленный победившим классом после выигранного сражения, и т. п., правовые формы и даже отражение всех этих действительных битв в мозгу участников, политические, юридические, философские теории, религиозные воззрения и их дальнейшее развитие в систему догм. Маркс и я отчасти сами виноваты в том, что молодежь иногда придает больше значения экономической стороне, чем это следует. Нам приходилось, возражая нашим противникам, подчеркивать главный принцип, который они отвергали, и не всегда находилось время, место и возможность отдавать должное остальным моментам, участвующим во взаимодействии».

Ф. Энгельс. Письмо Й. Блоху. 21 сентября 1890 года.

***

«Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его… мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его».

«Деятельность цели направлена не на себя самоё… а на то, чтобы посредством уничтожения определенных (сторон, черт, явлений) внешнего мира дать себе реальность в форме внешней действительности..».

В. И. Ленин. «Философские тетради». Написано в 1916 г. Напечатано в 1933 г.

***

«Быть радикальным — значит понять вещь в её корне. Но корнем является для человека сам человек».

К. Маркс. «К критике гегелевской философии права». Написано в мае – октябре 1843 г. Полностью напечатано в 1927 г.

***

«Вместе с этим буржуазная экономическая наука достигла своего последнего, непереходимого предела. Ещё при жизни Рикардо и в противоположность ему выступила критика буржуазной политической экономии в лице Сисмонди

<…>

Буржуазия во Франции и в Англии завоевала политическую власть, начиная с этого момента, классовая борьба, практическая и теоретическая, принимает все более ярко-выраженные и угрожающие формы. Вместе с тем пробил смертный час для научной буржуазной экономии. Отныне дело шло уже не о том, правильна или неправильна та или другая теорема, а о том, полезна она для капитала или вредна, удобна или неудобна, согласуется с полицейскими соображениями или нет. Бескорыстное исследование уступает место сражениям наёмных писак, беспристрастные научные изыскания заменяются предвзятой, угодливой апологетикой.

<…>

С 1848 г. капиталистическое производство быстро развилось в Германии и в настоящее время уже переживает горячку своего спекулятивного расцвета. Но к нашим профессиональным учёным судьба остаётся по-прежнему немилостивой. Пока у них была возможность заниматься политической экономией беспристрастно, в германской действительности отсутствовали современные экономические отношения. Когда же эти отношения появились, то налицо были уже такие обстоятельства, которые больше не допускали возможности беспристрастного изучения этих отношений в рамках буржуазного кругозора. Поскольку политическая экономия является буржуазной, т. е. поскольку она рассматривает капиталистический строй не как исторически преходящую ступень развития, а наоборот, как абсолютную, конечную форму общественного производства, она может оставаться научной лишь до тех пор, пока классовая борьба находится в скрытом состоянии или обнаруживается лишь в единичных проявлениях.

<…>

Таким образом, особенности исторического развития германского общества исключают возможность какой бы то ни было оригинальной разработки буржуазной политической экономии, но не исключают возможность её критики. Поскольку такая критика вообще представляет известный класс, она может представлять лишь тот класс, историческое призвание которого — совершить переворот в капиталистическом способе производства и окончательно уничтожить классы, т. е. может представлять лишь пролетариат».

К. Маркс. Послесловие ко второму изданию «Капитала». Лондон, 24 января 1873 года.

***

«С ростом буржуазии, шаг за шагом, развилась также с необычайной силой и наука, снова стали заниматься астрономией, механикой, физикой, анатомией, физиологией. Для развития своего промышленного производства буржуазия нуждалась в науке, которая исследовала бы свойства тел и деятельность сил природы».

Ф. Энгельс. «Исторический материализм». Сборник статей, составил Семковский, Москва, 1919 г., с. 174—175.

***

«Наука беспартийна в борьбе материализма с идеализмом и религией, это – излюбленная идея не одного Маха, а всех современных буржуазных профессоров, этих, по справедливому выражению того же И. Дицгена, “дипломированных лакеев, оглупляющих народ вымученным идеализмом”.

<…>

Наука стала произведением искусства для дилетантов, произведением искусства для утилитаристов: точки зрения, которые естественно стали повсюду истолковывать, как отрицание возможности науки. Наука, как чисто искусственное средство воздействия на природу, как простая утилитарная техника, не имеет права называться наукой, если не искажать смысла слов. Сказать, что наука не может быть ничем иным, кроме такого искусственного средства воздействия, значит отрицать науку в настоящем значении слова.

<…>

Ни единому из этих профессоров, способных давать самые ценные работы в специальных областях химии, истории, физики, нельзя верить ни в едином слове, раз речь заходит о философии. Почему? По той же причине, по которой ни единому профессору политической экономии, способному давать самые ценные работы в области фактических, специальных исследований, нельзя верить ни в одном слове, раз речь заходит об общей теории политической экономии. Ибо эта последняя — такая же партийная наука в современном обществе, как и гносеология. В общем и целом профессора-экономисты не что иное, как ученые приказчики класса капиталистов, и профессора философии — ученые приказчики теологов. Задача марксистов и тут и там суметь усвоить себе и переработать те завоевания, которые делаются этими “приказчиками” (вы не сделаете, например, ни шагу в области изучения новых экономических явлений, не пользуясь трудами этих приказчиков), — и уметь отсечь их реакционную тенденцию, уметь вести свою линию и бороться со всей линией враждебных нам сил и классов».

В. И. Ленин. «Материализм и эмпириокритицизм». Написано во второй половине 1908 г. Напечатано в 1909 г.

Кроме того, Ленин в этой работе 36 раз упоминает эфир, существование которого следует как из фактов, так и из общей логики познания.

***

«Мне кажется, что Вы немного несправедливы к Вашим соотечественникам. Мы оба, Маркс и я, не можем на них пожаловаться. Если некоторые школы и отличались больше своим революционным пылом, чем научными исследованиями, если были и есть еще различные блуждания, то, с другой стороны, была и критическая мысль, и самоотверженные искания в области чистой теории, достойные народа, давшего Добролюбова и Чернышевского. Я говорю не только об активных революционных социалистах, но и об исторической и критической школе в русской литературе, которая стоит бесконечно выше всего того, что создано в Германии и Франции официальной исторической наукой».

Ф. Энгельс. «Переписка К. Маркса и Ф. Энгельса с русскими политическими деятелями». Госполитиздат, 1951 г., с. 276 — 277.

***

«Люди, все еще претендовавшие на научное значение и не довольствовавшиеся ролью простых софистов и сикофантов господствующих классов, старались согласовать политическую экономию капиталистов с притязаниями пролетариата, которых уже нельзя было более игнорировать. Отсюда тот плоский синкретизм, лучшим представителем которого является Джон Стюарт Милль. Это — банкротство “буржуазной” политической экономии, как мастерски выяснил уже в своих “Очерках политической экономии по Миллю” великий русский ученый и критик Н. Чернышевский».

К. Маркс. Капитал, т. 1. Послесловие ко второму изданию. Госполитиздат, 1952 г., С. 13.

***

«Бросьте взгляд на все современное капиталистическое общество, на крупные города, на железные дороги, на шахты и рудники, фабрики и заводы. Вы увидите, как захвачены богатыми и воздух, и вода, и земля.

<…>

Да что говорить о купле-продаже воды, воздуха и земли, когда все нынешнее общество только и держится, что куплей-продажей рабочей силы, т.е. наемным рабством миллионов людей!

<…>

Всё — не только земля, но и человеческий труд, и человеческая личность, и совесть, и любовь, и наука, — всё неизбежно становится продажным, пока держится власть капитала».

В. И. Ленин. Проект речи по аграрному вопросу во второй Государственной Думе. Полное собрание сочинений. Том 15. Февраль ~ июнь 1907 г.

***

«В классовом обществе существует лишь классовая наука. Она функционирует в соответствии с задачами и интересами определённых классов. В той мере, в какой сознание господствующего класса и его интересы требуют истинного познания действительности в целях развития производительных сил, в науке содержатся материалистические элементы; в той мере, в какой они требуют сокрытия истины в целях сохранения и укрепления своего господства, в науке господствует идеализм. Поскольку наука отражает в познании изучаемую область бытия, поскольку она устремлена на революционное преобразование действительности и на подчинение сил природы путём выявления объективных закономерностей развития природы и общества, постольку наука не может не быть материалистической наукой. Поскольку условие общественного бытия эксплоатирующих классов лишает их возможности верно постигнуть действительность, поскольку оно искажает и ограничивает их воззрения, поскольку истинное познание угрожает их классовым интересам, постольку их наука идеалистична. Кто этого не понимает, тот ничего не поймёт в перипетиях философской борьбы. Кто оспаривает классовый характер науки и философии, тот старается скрыть классовую принадлежность своей философии.

Для идеалиста мир есть или совокупность наших ощущений или духовный процесс, творимый нашим собственным или мировым разумом, сознанием, волей; внешний материальный мир либо вовсе объявляется чем-то мнимым, кажимостью, либо понимается как внешняя оболочка, как материальное выражение деятельного духовного начала. Человеческое познание для идеалиста — самодеятельность субъекта, самопорождение мышления, ощущений, воли.

<…>

Материалист, наоборот, усматривает “единство мира в его материальности”. Сознание, мышление — одно из свойств материи, возникающее лишь на определённой, высокой ступени её развития. Природа, материя, объективный мир существуют вне и независимо от сознания. Познание есть отражение мыслящим субъектом, т. е. человеком, вне и независимо от него существующей объективной реальности.

Разрешение вопроса об отношении мышления к бытию является единственно надёжным критерием (мерилом) для определения существа рассматриваемого философского учения. Вот почему философы, стремящиеся замести следы происхождения своих взглядов, протащить идеализм под видом материализма, стараются отвлечь внимание от этого основного вопроса, заменить его иным, негодным, несовершенным мерилом.

<…>

Идеализм не является чем-то “внешним” по отношению к буржуазной науке. Дело не обстоит таким образом, что реакционная идеалистическая философия заставляет непорочную, бесклассовую науку служить господствующим классам. Это значило бы предполагать, что лишь философия есть классовая наука, а остальная точная наука есть сама по себе наука бесклассовая и может быть лишь использована в интересах того или иного класса. Из такого понимания, которое свойственно в частности “нашим” механистам, вытекает их некритическое преклонение перед “наукой”, их равнение “на точную науку”, их борьба за “освобождение” науки от якобы совращающей её с пути истины диалектико-материалистической философии. В классовом обществе вся наука является наукой классовой по самой своей сущности: слепое, некритическое следование за “наукой” вообще есть не что иное, как скатывание на позиции буржуазной науки».

М. Б. Митин. «Диалектический и исторический материализм». 1934 год.

Позиция Редакции