ПРОЛЕТАРИАТ И НАЦИЯ

Буржуазия, чьё благосостояние и власть созданы и поддерживаются посредством непрерывного национального унижения, привычно прячется за маску национальных интересов, чтобы бесплатно получать от ограбленного ею населения оборонительные услуги. И то, насколько ей удастся продолжать скрываться за этой крайне удобной ширмой в будущем, зависит только от нас с Вами. Об этом как раз и пойдёт речь в данном материале.

Принято считать, что национализм – это идеология и политическое направление полярное коммунизму, и что это явление сугубо буржуазное. Для коммунизма же характерен исключительно интернационализм, который высшей своей целью ставит дружбу и объединение трудящихся всех наций в борьбе против эксплуататоров. Здесь есть два принципиально различных понимания такого объединения. Первый – указанный классиками и здравый – объединение национальных отрядов трудящихся, которое позволяет им использовать исторически возникшие и специфически национальные способы борьбы с господствующими классами. Нации и национальности как исторически возникли, так же могут и исчезнуть, но только в ходе естественного исторического процесса. И вторая точка зрения – объединение пролетариата как гомогенной бесструктурной массы при насильственном отрицании как индивидуальных, так и групповых национальных черт.

Давайте сразу, чтобы избежать недопонимания, определимся в терминах. Есть четыре слова, которые могут показаться если не прямо, то косвенно связанными между собой: национализм, патриотизм, фашизм и нацизм. Первый термин мы раскроем чуть позже, остальные разберем сейчас. Патриотизм в целом идентичен понятию национализм, за исключением особой привязанности к гражданству и своей стране. Нацизм и фашизм по сути одного поля ягоды, однако нацизм наиболее открыто агрессивен нежели фашизм и для него характерна начисто безумная ненависть к представителям других наций. В фашизме титульная нация хоть и якобы превосходит остальные, но отсутствуют принципиальные установки, обязывающие уничтожить представителей других национальностей, хотя при определенных условиях эти установки могут появиться. Оба этих идеологических течения характеризуются привилегированным положением одной нации над остальными. Для простоты два этих термина можно отождествить за неимением между ними качественных различий.

И фашизм, и нацизм – специфические формы диктатуры буржуазии, в этом их сущность, а конкретные решения национальных, религиозных, военных и прочих вопросов – следствия из этого обстоятельства. Национальными интересами маскируются интересы буржуазии, причём, как правило, международных групп, включающих только часть национальной буржуазии. Причина, по которой их надо маскировать – вывод событий из осмысления в рыночной логике, где всё должно быть оплачено. Трудовые отношения с буржуазией обычно подаются, во-первых, как добровольные, а во-вторых, как платные, что весьма накладно. Гораздо дешевле нанять агитаторов, которые переведут их в обязательные и бесплатные отношения с народом или богом. Вообще тонкость игры в том, что буржуазия и реальный народ конкурируют за получение бесплатной (всё, что адекватно оплачено – не в счёт) индивидуально создаваемой продукции. Буржуазная нация и народ – это не объекты из параллельных пространств, а альтернативные способы существования сообществ людей, имеющие, соответственно, альтернативный результат. Поэтому любая антибуржуазная борьба является национально-освободительной и наоборот – любая национально-освободительная борьба – антибуржуазной, хотя и может в результате приводить к власти буржуазию.

Не стоит думать, что нации были придуманы плохими буржуями для того, чтобы дурачить тех, кто на них горбатится. Нации это объективно существующий продукт исторического развития, а если конкретнее, то ненамеренное порождение капиталистической формации, задавившей феодализм с характерным для него обособленным существованием отдельных народностей. Сегодня мы можем регулярно наблюдать, как различные буржуазные политики постоянно заигрывают с национализмом. Казалось бы, это такая избитая тема, но почему же к ней апеллируют из года в год? Всё потому, что она понятна и близка каждому человеку. Ведь нельзя поспорить с тем, что национальные чувства присущи абсолютно всем людям, за крайне редкими (и уродливыми) исключениями. Каждый человек, так или иначе, причисляет себя к определённой нации и национальности, соотносит себя с ней как с общностью и, следовательно, является её частью. Буржуазия, осознавая это, умело использует национализм в своих классовых интересах. Обращаясь к национальному сознанию, она одурманивает трудящихся своим образом как силы, служащей якобы национальным интересам вне классовых антагонизмов. В самых крайних случаях она стравливает рабочий класс внутри себя на почве межкультурных различий и идей об исключительности нации. Такой национализм, с присущими ему шовинистическими вкраплениями разной степени радикальности, мы обозначим как буржуазный, от наименования класса, интересам которого он служит.

Само понятие национализм в классовом обществе не может остаться вне классовых противоречий. Стало быть, если есть национализм буржуазный, то должен быть и пролетарский в качестве противовеса. Но в чем он может заключаться и какова его основная концепция?

Мы характеризуем пролетарский национализм как уважение и любовь к своей культуре и трудящемуся народу, желание жить и работать во благо него, сохранять его прогрессивные традиции, вычленяя отвечающие запросам времени и пролетарской классовости элементы национальной культуры.

Хорошо, а что такое интернационализм? Пролетарский интернационализм представляет собой солидарность рабочих разных стран в борьбе против эксплуататоров. Вы заметили противоречие между этими понятиями? Нет? Вот и мы тоже. Они друг другу не противоречат, а, напротив, в совокупности дополняют друг друга, пролетарский интернационализм может быть только надстройкой над пролетарским национализмом. А интернационализм буржуазный как раз стремится вытеснить национализм любого рода вместе со всеми нациями и национальностями.

Борьба классовая есть борьба в первую очередь национальная, поскольку трудящиеся каждой отдельной страны стремятся уничтожить капитализм для начала на своей собственной территории для того, чтобы быть вообще в состоянии бороться на общемировой арене, оказывая масштабную помощь товарищам из других стран. Торжество интересов трудящихся масс есть по сути дела торжество интересов национальных, ведь они являют собой тотальное большинство нации, созидая своими руками её культуру и богатство, и ими же поддерживая их.

Отметим напоследок, что термин пролетарский национализм у классиков отсутствует, однако повсюду встречаются предпосылки для самостоятельного выведения этого неологизма. Так, например, Ленин в «Критических заметках по национальному вопросу» говорит постоянно о буржуазном национализме противопоставляя ему пролетарский интернационализм. Напрашивается вопрос: но если предположить, что само понятие национализм априори буржуазно, то зачем приставлять к нему определение, конкретизирующее это. Получается же в таком случае масло масляное. Если же следовать логике самого Ленина, который выделял и разграничивал буржуазную и пролетарскую культуру, то противопоставлять эти понятия (пролетарский интернационализм и буржуазный национализм) таким образом не совсем корректно. Можно говорить исключительно о буржуазном или пролетарском национализме и интернационализме, противопоставляя не сами понятия друг другу, а интересы классов, проведенные посредством них.

Предвосхищая негодование от данного материала у различных сортов «марксистских» догматиков, мы еще больше подольем масла в огонь и подчеркнем, что интернационализм является не отрицанием национальных общностей, а альтернативным способом построения взаимоотношений между их представителями. Ведь интернационализм это ни в коем случае не «антинационализм», «анационализм» или что-то ещё. Кроме того, это понятие раскрывается в практике ленинской национальной политики, и историческая действительность нас как бы подталкивает к такого рода заключениям. Всякие же левые по понятной причине вкладывают в это понятие то же, что и фашистская контрпропаганда, поэтому принадлежность и тех, и других одному хозяину читается между строк.

Реальность неумолима (а её хозяева безжалостны) и если ее наступление подвергает опасности догмы, вросшие в твой мозг, то зажмурить глаза и разрыдаться явно не выход. От этого она не отступится, а с еще большей жестокостью загонит тебя в угол. Чтобы такого не произошло необходимо реальность оседлать и начать использовать. Апелляция к национальным чувствам является мощнейшим оружием, которое повинуется воле того, кто сможет его грамотно использовать. Так называемые левые со своим псевдоинтернационализмом сами вкладывают его в руки буржуазии, за бесплатно или нет зависит от места в иерархии левых, у которых отсутствует декларируемая иерархия.

Отсюда мы можем смело заключить, что коммунист обязан прислушиваться к национальному самосознанию трудящихся, представляя интересы своего класса, как большинства нации. Национальное в его работе должно быть подчинено классовому, и на последнее должен делаться основной упор. Потому выходит, что нельзя в полной мере служить национальным интересам, не будучи коммунистом, не желая уничтожения гнета как для трудящихся в своих национальных границах в частности, так и для рабочих всего мира в целом.

Позиция Редакции

2 марта 2018 г.