ПОКУШЕНИЕ НА ГОСПОДСКОЕ

или кому нужны фэнтези, альтернативная история, физика и пр.

Что на самом деле является пустой тратой времени и сил? Мечтания о мечах и заклинаниях, рассуждения о форме земли и вечных двигателях? Или кредиты, шопинги, карьеры и дипломы? Мы возвращаемся в реальность!

0. ЧТОБ ТЫ ЖИЛ, БЛАЖЕН, КТО ПОСЕТИЛ

Пока люди ходят на работу на фабрику или на поле, и думают, что их жизнь в результате если не улучшится, то не станет хуже, всё, также как и работа, идёт своим чередом. Когда надо, ходят в какую надо церковь, читают указанные книги указанных авторов, лечатся прописанными лекарствами и т.д. Когда же оказывается, что чем больше человек работает, тем ему хуже, всё начинает потихоньку и издалека приходить в движение. В церковь оказывается надо ходить не в ту, а в эту, если в ту, то понимать священные тексты как-то иначе, книжки читать или других авторов, или другие книжки тех же. По краям картины мира начинается лёгкая дрожь. Двигаясь к центру, она приобретает силу урагана.

1.​ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Вообще надо начать с того, кто есть кто, чтобы понять кому именно. Конечно, подразумевается, что речь идёт о людях. Однако, кто такие люди неясно – если говорить о представителях вида Homo sapiens, то нет ни одной группы этого вида, которая бы не исключала из числа людей представителей какой-либо другой группы по самым разным причинам. Расисты, например, не считают людьми как людей с иным цветом кожи, или с менее явными отличиями, так и интернационалистов, не согласных с их взглядами. Интернационалисты же не считают людьми расистов, поскольку они не считают других людей людьми. Всё то же самое происходит с религией, полом, возрастом и всем остальным. Никто, например, не может объяснить, почему человек становится человеком после рождения, а до него мы не признаём за ним даже те права, которые признаём за животными. С этой точки зрения любой интернационалист, не считающий людьми других людей только потому, что они ещё не рождены, является дремучим эйджистом. Любые аргументы в пользу эйджизма по своей силе ничем не отличаются от расистских, и такой интернационалист ничем не лучше расистов, сексистов и т.п.

Несколько путано, но соответствует тому, что происходит в реальности.

Итак, человек – это явно не Homo sapiens. С другой стороны, сталкиваясь со следами производственной деятельности, мы всегда уверены, что их оставил именно человек. Здесь важно упомянуть результаты такого метода исследования, как фантастика. Мы готовы признавать людьми в правовом и эмоциональном смысле существ любого облика, если они участвуют в производстве с теми же ограничениями, что и особей своего вида. В данном случае можно вполне солидаризироваться с мнением официальной науки – человек отличается от животных тем, что создаёт орудия труда. Если в отношении палки и камня это совсем не так – ими пользуются, и часто в прямом смысле изготавливают, многие животные, то в отношении камня, привязанного к палке, то есть каменного топора, эта граница уже абсолютно чёткая. С другой стороны, нет ни одного члена общества, не участвующего, так или иначе, в общественном производстве. Важно не это. Важно то, что некоторые члены общества не считают полноценными людьми тех, кто это производство осуществляет. Собственно, по этому признаку они друг друга опознают, сбиваются в стаи и иногда устанавливают своё господство. Большинство людей занято производством, а не присвоением и их сравнительно легко предать, захватив рычаги управления обществом и подчинив его тем, кто присваивает, а не производит. Общества, с которыми это несчастье всё-таки происходит, через сравнительно короткое время становятся предметом изучения археологии. Археологи из господствующих классов с удовольствием изучают чьё-то прошлое, не понимая, что это их будущее.

2. ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ

Сторонники прогресса сетуют на то, что научная фантастика вытесняется фэнтэзи, а научные представления различными альтернативными домыслами. А вообще, что является источником прогресса человечества? Одна простая вещь – способность человека создавать иллюзии, образы несуществующей реальности. Ведь и дом, и компьютер – это всего лишь наполненные веществом иллюзии, из которых это вещество стремится вернуться в свою реальность. Поэтому всё приходится постоянно ремонтировать – обратно возвращать его из реальности в иллюзию. «Как же?!» – возмутятся некоторые – «это не иллюзии, а инженерные проекты!». Ну да, высоко конкретизированные иллюзии мы называем проектами, но по своему происхождению они ничем не отличаются от избушки на курьих ножках или меча-кладенца. Или вот деньги – почему мы думаем, что должны за них что-то отдавать или получать?! Это просто иллюзия. Не было их когда-то и не будет после, а люди как жили без них, так и будут, только гораздо лучше. Это вредная иллюзия.

Так чем же владеют господа? Заводами и землями? Ну, пусть забирают и уходят – нам с ними скучно. Не могут, потому, что этим на самом деле нельзя владеть. Они как-то завладели не имуществом, а нашей выдумкой, и мы выдумали себе всю эту их собственность. Самыми страшными для них являются две вещи – то, что мы поймём, что это всего лишь наша выдумка и придумаем что-то более приятное и то, что мы перестанем выдумывать, как им лучше услужить. Вот и мечется полиция мысли – учителя, психологи, режиссёры-писатели-обозреватели – «думайте, не смейте ничего выдумывать!». По неволе захочется выдумать что-то более интересное.

Научная фантастика? Мечта об ещё одной замечательной машине в собственность самозваному хозяину? Щас! Только ты и внешний мир, даже меча не надо – будешь достоин – сами принесут. Главное – сделать себя достойным, выдумать себя достойным со своей же точки зрения. Господа довольны – днём 8 самых лучших часов в жизни ты их услужливый холуй, а по вечерам в убогой халупе, чтобы лишние мысли не лезли в голову, ты воображаешь себя гордым эльфийским стрелком.

Чтобы когда-нибудь жить в мире без господ, его надо сначала выдумать. Выдумать на том основании, что господа заставили вызубрить в школе невозможно, для этого и заставляли. Вначале надо восстановить свою способность выдумывать. Так как надо тебе, а не им, то что надо тебе, а не им. Для начала подойдёт эльфийский стрелок, за ним в мир готова ворваться Дейенерис с пламенным приветом Добрым Господам. Ведь не воображаешь же ты себя её драконом, ты смотришь на мир её глазами. Днём касса, прилавки с обувью, бумажки в офисе. Но ты уже знаешь, что мир можно выдумать по-другому. Можно уже мечтать вместе со студентом Марксом, гимназистом Ульяновым, семинаристом Джугашвили, малолетними рабочими Буденным и Ворошиловым, скромным библиотекарем Мао и вольным мотоциклистом Че Геварой. В трёх томах Капитала ты не узнаёшь огнедышащих драконов? Надо больше практиковаться. Совершенствуй боевую магию, тренируй ясновидение. А в драконах ты не узнаёшь тома Капитала? Да ты заколдован – с аттестатом и дипломом. Немедленно прочти заклинания против морока. Не знаешь? Выдумай! Маркс в начале тоже не знал.

Итак, тебе не нравится история, в которой ты раб? А история, в которой ты господин, тебе понравилась бы? В которой ты из первого варианта истории в конце концов утопишь в дерьме себя же из второго. Собственно, смысл плохого и нудного фэнтэзи, сочинённого исторической наукой, в том и состоит, чтобы никто ничего другого не выдумывал. Да не могло быть ничего такого, чтобы тысячелетиями люди жили так, что их от этой жизни тошнило. Не живут так люди. Это чья ещё история альтернативная – в буквальном переводе «противоестественная». Что уж там историю – смыслы слов перекалечили. Ладно, пока пользуемся тем, что есть.

Нам нужна альтернативная история в будущем, где мы достойны собственного уважения. Но история не имеет сослагательного наклонения – ни в прошлом, ни в будущем. Хотеть свободы может кто угодно, и кто угодно может объявлять себя свободным – свободы от этого не прибавляется. Свободным может быть только тот, кому удастся выдумать то, что есть на самом деле. Слово «выдумать», возможно, вызывает раздражение, хорошо, скажем «понять». Понимать можно как угодно, или не понимать вовсе – потому, что любое понимание – это выдумка. Понимать что-то в действительности можно только получая ответ от действительности. С тем, что является действительно важным, лучше не экспериментировать – результаты будет некому осмыслить. Но и оставлять самые важные для нас вещи неизменными нельзя – со временем они вполне самопроизвольно превращаются в свою противоположность. Машину, которая вас возила и вообще радовала, например, нельзя оставить как есть – её вещество уходит из вашей иллюзии, и она «ломается», и нельзя ремонтировать исходя из каких угодно представлений. В обоих случаях вещество машины утащит вас в свою реальность. В реальности нет никаких машин – есть камни, существенно состоящие из окислов железа или меди, нефть, газ. Вот в это состояние вещество, которым насильственно наполнили вымышленную машину и стремится вернуться, прихватив с собой содержимое. Машины бывают не только на колёсах, мы делаем машины и очень большие, и поэтому неподвижные. Энергоблоки, например. Атомные и гидроэнергетические. Их обслуживание вообще не терпит никаких экспериментов – надо делать всё чётко и точно. То же касается общественных машин, составленных из нас самих. С ними тоже нельзя экспериментировать, опыт надо приобретать на чём-то менее ответственном. Вот и начинается всё с реконструкций других систем – исторических, физических, биологических, по большому счёту, неважно каких. Главное, чтобы можно было проверить, соответствует ли результат предположениям. Если не соответствует – совершенствуем аппарат выдумывания. Простите, методологию теоретической деятельности, если так понятнее.

А натренировав его в достаточной степени, уже можно выдумать как сделать так, чтобы хождение на работу опять улучшало нашу жизнь.

Позиция Редакции

6 апреля 2018 г.