ТОВАРИЩ БОГ

Сознание человека со всем материальным упорством независимо от места и времени постоянно создаёт образы сверхъестественного незримого мира, в котором обитают вечные сущности – Бог-Творец всего сущего, основная составляющая самого человека – бессмертная душа и другое многочисленное население. Какие материальные явления даны нам в этих ощущениях? Что находится в противоположном нашему зрению направлении? Откуда приходят идеи, оснований для которых нет во внешнем мире и почему у них есть сила преобразовывать его? 
Данный материал может сильно задеть чувства верующих как идеалистических, так и материалистических, поэтому верующих мы просим либо воздержаться от его прочтения, либо смириться с этим.

Современный мир основан на научном мировоззрении, которое, как оказалось, не противоречит религиозному. Когда шла схватка между хозяевами религии – феодалами и хозяевами науки – буржуазией, тогда перед нами и разыгрывали схватку между Богом и Материей. Сейчас хозяин один, так что и делить оказалось нечего. Насколько религиозные доктрины противоречат священным писаниям, вы можете легко убедиться сами. В этом материале мы в основном будем рассматривать то, насколько научные доктрины противоречат фактам.

Для начала рассмотрим два факта. Первый – расширение Вселенной с ускорением. За это открытие в 2011 году была дана Нобелевская премия, что, вероятно, в высшей степени подтверждает его достоверность. Этот факт полностью обнуляет концепции «остывающей Вселенной», «Большого взрыва», термодинамические реконструкции эволюции материи, и вообще всю картину мира, построенную на основании представления о рассеянии энергии в пространстве. Заодно это полностью обнуляет представление о прогностической силе количественных методов, т.е. математики – все точно и логично рассчитывали Вселенную и процессы в ней в несуществующих условиях. Все ещё хуже, чем кажется. Ошибиться по-крупному может кто угодно, но наука игнорирует ею же установленные факты. Причина в том, что хозяева не заказывали картины «нагревающейся Вселенной». По крайней мере, с одиннадцатого года никакой научной картины мира нет, есть только «материалистические» предрассудки.

Второй факт: муравьи прошли зеркальный тест, т.е. муравей рассматривает себя в зеркале, отчищается от загрязнений, которые не может увидеть непосредственно и полностью осознаёт свою неповторимую индивидуальность. До этого было известно, что зеркальный тест, и то после длительного обучения, проходят только высшие млекопитающие и птицы. В мозге муравья около полумиллиона нейронов. В мозге вороны 660 миллионов нейронов, у попугаев до 3,14 миллиардов, у гориллы 7 миллиардов, а способности очень сходные.

Этот факт полностью обваливает всю картину эволюции психики, в которой она зависела от развития нервной системы. Прежде всего – это обваливает саму методологию её построения. Материалистические верования остаются на месте – мысль является продуктом мозга, так же как желудочный сок является продуктом слизистой желудка, реальность же берет своё. Мозг является продуктом мысли так же, как пищеварительный тракт является продуктом функции питания. Если провести социальную аналогию, то мы понимаем, что все наши огромные могучие машины являются достижением научно-технической мысли, а не чего-либо ещё – количества выработанной энергии, выплавленной стали и других внешних по отношению к нам процессов. Среда, внешние события, не может усложнять что-либо выше своего уровня сложности, она может только тянуть к себе. Источником усложнения могут быть только внутренние силы, функции, пронизывающие всю глубину организации живых существ и последовательно захватывающие и включающие в них то, что раньше принадлежало среде.

Итак, научной картины мира у нас нет, религиозная непознаваема, но при этом мы как-то ещё живы, то есть мысль, вложенная в наше строение, основывается на реальном понимании мироздания. Независимо от того, что мы знаем о свойствах поля и вещества, даже если ничего не знаем о них вообще, в организме все их объекты используются точно и предсказуемо. В одном из прошлых материалов [1] были употреблены такие обороты как «миллиарды лет эволюции», «личности, каждая из которых сложнее чем само общество» и тому подобное. Эти заявления, конечно же, чешут самолюбие, но в таком виде ничем не отличаются от подобных же заявлений, используемых при любой манипуляции. Материалистическое заявление отличается от идеалистического тем, что обозначает явление с исследуемой структурой.

Удивительным образом всё рациональное знание основано на адресации к явлениям, о которых никто ничего определенного сказать не может – время, пространство, жизнь, число, психика, информация и прочие фундаментальные понятия. Тем не менее, это знание является рациональным, поскольку все эти понятия понимаются однозначно, оставаясь при этом для нас непознаваемыми [2]. «Гуманитарное» знание в этом отношении не отличается от технического – что такое добро и зло, красота и любовь никто не знает, но книжки пишут, читают и как-то умудряются понимать. Но точно так же люди однозначно воспринимают понятия бога, души, ангелов, загробного мира и другие, не относящиеся к тому, что можно как-либо наблюдать, измерить или взвесить. Самое неприятное в этих понятийных системах то, что они не могут быть сообщены человеку извне, то есть обществом. Они возникают как результат действия на нас высокоорганизованного информационного потока, идущего изнутри, из нашей структуры. Для того, чтобы не порывать с материализмом, мы должны не ограничиваться таким заявлением или наблюдением, а попробовать понять источник и структуру этого потока.

Из чего мы состоим? Невооруженным взглядом можно увидеть разные детали строения – большие и маленькие трубочки, кости, мышцы и жироподобный мозг. Никакой особо сложной картины не наблюдается. Всё меняется принципиально, как только мы начинаем пользоваться микроскопом. Первое и самое главное изменение, мимо которого проскочила наука, если не вся, то гуманитарная уж точно [3] – мир становится не одноуровневым, а многоуровневым. Оказывается, что мы как существа состоим из других существ и те, в свою очередь, также состоят из существ – это является главным в нашей структуре, а не наличие трубочек, косточек и всего прочего. Иными словами, здесь идёт речь о клетках, которые сконструировали из себя наш организм, и о том, что именно к ним мы обращаемся тогда, когда нужно отличать пространство от времени, справедливое от любимого, красивое от доброго и проявлять другие человеческие качества, которым общество не учит. Оно учит обратному.

Конечно, мы видим нарастание умственных способностей с ростом массы и усложнением структуры мозга у млекопитающих – и на вершине мы, разумные. Вроде всё сходилось, но выяснилось, что птицы, несмотря на то, что их мозг гораздо ближе по развитию к рептильному, способны на то же, что и млекопитающие. А тут ещё и муравьи с зеркальным тестом! Как всегда, оказалось, что функции, в данном случае мышления, независимы от структур – мозг не осуществляет мышление, а развивается по мере его осуществления. Возникает естественный вопрос – кто же тогда думает, если мышление не зависит от развития мозга? Конечно, клетки, из которых мы состоим. Строение мы можем наблюдать внешним образом, а сама информационная система, на основании которой это строение возникает, дана нам во внутренних ощущениях.

Столетие первого издания войны красных и белых, дискуссии не затихли до сих пор. Вам, конечно же, приходилось когда-нибудь себя ранить. Какого цвета вы внутри? Красного. Поэтому красные и победили. Они были не одни. Здесь, как вы понимаете, речь идёт о политических отношениях между клетками нашего организма, что кажется глупостью несусветной. Ну хорошо, рассмотрим для начала культуру клеток. Не отвратительный комок, в который превращаются клетки, изъятые из организма, в лабораторном сосуде, а культуру именно в нашем, гуманитарном смысле.

Представьте себе, что художник нарисовал прекрасную девушку, передал её возвышенные и игривые эмоции и т.д. Глядя на такое произведение искусства, вы понимаете, что, несмотря на всю мерзость и грязь, которые произвело человечество, его существование не было лишено смысла. Так вот художник создал просто плоское изображение уже существующего объекта. Скульптор смог изваять статую, повторив уже имеющиеся формы, а вот клетки именно эту девушку запроектировали из небытия и выполнили в функционирующем виде. Сегодня нет необходимости доказывать и то, что вся наша чудесная и прекрасная музыка – это только небольшая часть электрических песен клеток – точнее, технических инструкций такого уровня совершенства – которую самые талантливые из нас сумели перевести в звук. Конечно, клетки простейшие, всё прочее, но их гуманитарная культура превосходит нашу настолько, насколько живая девушка превосходит своё изображение. Если сравнить это положение с общественной культурой, то мы легко убедимся, что для того, чтобы создать, хранить, наблюдать изображение некой прекрасной девушки, общество реальных девушек гноит на заводах, режет на органы, запарывает на конюшнях, сжигает на кострах не тысячами, а миллионами. Вот такое материальное соотношение культуры общества и культуры клеток.

Теперь вернёмся к политическим отношениям клеток. По цвету наши клетки не все красные, а политически они красные все – они не признают частной собственности и неравенства, сколь бы различными ни были. Не признают они неравенства и во внешнем мире. За каждым красным стоит сто триллионов микроскопических инженеров и бойцов, создавших его тело, и сто триллионов микроскопических бойцов встаёт против каждого белого, находясь внутри его. Как вы думаете, почему и Тэтчер, и Рейган кончили безумием? Собственно, поэтому красные и отрицали наличие души – они не находились в отделённом от неё состоянии.

Ну хорошо, мы обсудили культуру клеток, мы обсудили их вклад в науку и политику, но вот как у них с инженерными способностями? Есть такая дисциплина – бионика. Это область, которая пытается находить инженерные решения, реализованные в конструкции организмов. Начиналось всё с безумного чванства: вот мы великие и замечательные, разумно сделали водяную мельницу и воцарились над природой. Потом, когда сделали паровоз, оказалось, что в природе есть множество не менее сложных конструкций. Теперь всё встало на своё место, мы поняли, что интеллект, созданный благодаря взаимоорганизации клеток, система много более сложная, чем всё, на что мы способны. Как нам и положено, в общественной деятельности мы пытаемся догнать своё строение. То, что наши клетки за миллиарды лет до нас пользовались электрическими двигателями, топливными элементами, трубопроводами, системами связи и позиционирования и многим другим, о чём нам только предстоит узнать от них, также, наверное, разъяснять не надо.

Здесь мы попытались охарактеризовать степень организационного превосходства наших клеток над нами, но и к клеткам это относится также – их проектировали и составляют ещё более мелкие и ещё более разумные существа, которые тоже когда-то были образованы существами предыдущего уровня. Таким образом, в рамках общепринятых представлений мы дойдём до органических молекул, что дальше? С одной стороны, мы знаем, что жизненные процессы нельзя остановить, а потом запустить вновь, с другой стороны, мы можем заморозить живое существо – от отдельных клеток до достаточно крупных и сложных многоклеточных – и после размораживания жизненные процессы у него возобновятся. Это означает, что после остановки всех процессов на молекулярном уровне, они могут загрузиться из более глубоких уровней нашей организации, находящихся пока за пределами внимания биологов. По этой причине пока материалисты оставались материалистами, выражение «шагнуть в бессмертие» не резало им слух. Совершая смертельный подвиг и разрушаясь глубже уровня сложных органических молекул, человек не вступает в противоречие с фундаментальными принципами организации собственной структуры – существа всех уровней, из которых она состоит, распоряжаются своей жизнью точно также, в этом смысле их нельзя различить, несмотря на размеры. Цели и способы взаимоорганизации поведения разворачиваются из глубины структуры – от известных и не известных полей, от термоядерных реакций, от погибающих в бою белков-антител, от сгорающих митохондрий, от клеток кожи, заваливающих своими телами нашу границу [4] – к нам. Это движение потока той энергии, которая расширяет и усложняет Вселенную и который мы прикладываем к себе. Разрушить эту структуру может только информационный яд – яд предательства. Можете считать, что у тех, кого признают «настоящими людьми», страх предательства сильнее страха смерти, хотя страх тут, конечно, ни причём.

И, наконец, «вишенка на торте» – посмертная жизнь души. С самой душой всё просто – современный синоним этого слова – «информация», поэтому психология – вполне материалистическая наука. Сейчас её, правда, активно перелицовывают в «когнитивную науку», но это связано с процессом цивилизации как массового отказа от собственной психики [5]. Сколько времени существует эта информация? – можно называть её душой, можно личностью или как-то ещё. Очень удобно рассуждать о том, что с ней будет в будущем, особенно, если за это платят. Ведь будущее нельзя исследовать, рассуждения проверить и предъявить претензии. Идеальный бизнес и никакой души. Прошлое же всегда оставляет свои следы. Каждому в школе постарались вдолбить, что перед рождением мы проходим стадии разных существ, и что эти существа возникали постепенно в ходе эволюции. Ход эволюции можно проследить по ископаемым остаткам организмов, установить их последовательность и время существования.

Так вот, перед тем как родиться, мы вспоминаем свою персональную историю за последние 2 миллиарда лет. От родителей мы получаем информацию о текущей ситуации в мире – так называемые гены, условия для того, чтобы спокойно осмыслить ситуацию с точки зрения всех существ, которыми мы побывали и за эти 2 миллиарда лет и раньше, но рождаемся мы в очередной раз сами. Наша структура просто создаёт и разрушает свои внешние оболочки, чтобы самой остаться при этом неизменной. Не будем делать спекулятивных заявлений о том, что будет после смерти данного тела, но до его рождения, сколько бы времени ни существовал мир, мы всегда были здесь и помним его весь. Это и называется разумом, а не то, что якобы случилось с какими-то обезьянами 3, 5 или сколько-то ещё миллионов лет назад. Кстати, среди существ, которые сменяют друг друга по мере нашего эмбрионального развития, никаких обезьян почему-то нет…

Поэтому абсолютно бесполезно писать нам естественную и противоестественную историю, идущую через неживую, и уж тем более неразумную, материю, потом через самозарождение жизни, потом через бессмысленных одноклеточных к безумным обезьянам. Потом ковыряние палкой-копалкой, дикость, рабство, закрещивание огнём и мечом, иноземное иго, иноземное просвещение, крепостное право, сталинский ГУЛАГ, и, наконец, нынешняя отсуверененная демократия.

Всё много проще – для сознания вполне доступен смысл вопроса «что было до того, как началось время и возникло пространство?». Это означает, что сознание древнее времени и больше пространства – оно рассматривает их как маленькие в отношении себя объекты и может проектировать множество их одновременно существующих вариантов. Поэтому по поводу таблицы с измерениями мы можем представить себе элементарные частицы и строение звёзд – мы просто вспоминаем, как всё это конструировали когда-то. «Мы» не в смысле разрешённой наукой прямоходящей обезьяны, а в смысле всех разумных существ, обитающих в бесконечной глубине нашего строения. Они связаны единой информационной системой, по которой модели, они же образы, беспрепятственно перемещаются во всех направлениях. Поэтому разум и совесть даны в ощущениях как синонимы.

Материалистическая методология позволяет легко проверить эти, итак очевидные, положения. Первичные состояния отличаются от вторичных тем, что в первичные состояния из вторичных попасть нельзя, а во вторичные из первичных – можно. Разум или жизнь нельзя приобрести, но можно очень просто потерять – перейти во вторичные по отношению к ним состояния.

Собственно, в этом и состоит разница между идеализмом и материализмом. Идеализм создан для того, чтобы внушить людям, что всё происходящее с ними, происходит под действием чего-то внешнего – неважно, это бог, естественный отбор с мутациями, общественное устройство, инопланетяне или ещё что-то. Всё, что угодно, лишь бы не мы сами. Материализм – это то, в чём мы сами можем убедиться путём исследования материи, причём сам факт этого исследования уже свидетельствует о том, что всё зависит только от нас.

Если за нами стоит бесконечное количество существ, обремененных точным знанием о мироздании, то какое наше место среди них? Самое почётное и самое опасное – мы в их первом ряду, именно мы переносим это знание туда, где его ещё нет. Сколько бы до нас эти принципы ни воплощались в жизнь, каждый раз это было совсем по-другому, потому, что постоянно увеличивался размер и всё приходилось начинать заново. Они уже в конце своего пути, на вершине своих возможностей, мы – в самом начале и свои возможности только разворачиваем, чтобы в конце сделать всё тоже самое, не похожее ни на что другое.

Человек мал и слаб, если на него смотреть снаружи и сильно не злить. Когда же человеку приходиться ощутить свои реальные возможности, то он обращается к каскаду существ в своей структуре, и они ему дружно сообщают, что Бог создавший мир – это он и есть, точнее все они вместе. Сколько и когда не спрашивай – Царство Божие всегда будет «внутри вас». А снаружи его никогда не будет, снаружи только кумиры и истуканы.

[1] – https://russianwasteland.ru/теория/633/

[2] – Возможно вы подумали, что мы забыли добавить, что не в принципе непознаваемыми, а непознаваемые до конца, однако оказалось, что пока непознаваемы в принципе – мы пока никуда не продвинулись в их познании – просто опознаём и всё… Это раньше была иллюзия, что с развитием науки мы приблизимся к их пониманию, но этого не произошло. Что такое электричество – и то не знаем, хотя вовсю пользуемся и сведений о нём, казалось бы, предостаточно.

[3] – Проскочила по очень простой причине – за досужие рассуждения агитационного характера и так платят, а за последствия их реализации не спрашивают. Гуманитарии и сидят в рамках этих агиток со времён написания самых древних текстов или пишут их сами – нахрена им микроскоп и однозначные, проверяемые решения?! В биологии уж совсем понятно, что многоклеточные организмы из клеток состоят, но вот то, что эти клетки обладают очень сложным поведением, в результате которого возникает строение и, что самое главное, поведение многоклеточных организмов – абсолютно не понимаемое обстоятельство. Даже до наличия поведения самих организмов не так давно догадались.

[4] – Границу – в смысле поверхность кожи, отграничивающую внутреннюю среду от внешней. Можно написать «поверхность кожи», но это структура, а «граница» – это скорее функция.

[5] – Психология изначально формировалась, как наука о «душе», той информации, которая возникает внутри человека и побуждает его воздействовать на самого себя и внешние объекты. Когнитивная же наука пытается методологически представить душевные движения как результат познания внешних явлений. Цивилизация как явление возникает тогда, когда население определённой территории подчиняется внешним обстоятельствам в начале социально (от персонального рабства и рабовладения до коллективного рабства в виде наёмного труда и владения капиталами), а затем и биологически – вымирает, то есть уравнивает свою организацию с организацией внешней среды. Бездушность цивилизаций является не художественным эпитетом, а физическим и биологическим фактом.

Позиция Редакции

21 мая 2018 г.