ЛЕНИНИЗМ ИЛИ КАК ОСЕДЛАТЬ НОВУЮ ЭПОХУ

Мы продолжаем анализ развития коммунистической теории от Маркса до наших дней, и в данном материале мы рассмотрим следующую ступень этого учения – ленинизм. Именно на этой стадии развития марксизм изменил не только нашу страну, но без преувеличения весь мир до неузнаваемости.

Марксистское учение подобно средневековой бубонной чуме охватило послесредневековую капиталистическую Европу. Оно расползалось от ума к уму каждого непоседливого интеллигентишки быстрее пожара в засохшем поле. Языки этого пламени опалили и отсталую дубово-православно-самодержавную «многострадальную Россию». Россия не особо загорелась, нашему темпераменту были больше привычны бомбистские завороты народников и революционно-демократическая герцено-некрасовщина. Прониклись лишь единицы (и то больше по трусости, как, например, Плеханов). С этого времени в Российской Империи стали неповоротливо, медленно расти марксистские кружки, на которые поначалу не обращала внимания даже царская охранка.

Постепенно марксистское движение ширилось и крепло за счёт обветшания традиционного народничества и развития капитализма. И, разумеется, у молодого движения, не имеющего опыта, встали на пути проблемы как организационного, так и теоретического характера. В постепенно набирающее популярность новое революционное течение ломанулись все, кому не лень, и, разумеется, стали продвигать в рамках марксизма откровенно враждебные ему идеи. Как раз в то время и выходит на поле боя Владимир Ульянов. В отличие от своих предшественников Маркса и Энгельса он встал на путь революционной борьбы с юных лет. Возможно, это произошло по причине того, что он родился в семье преданного служителя царизма, которого потом этот самый царизм предал. Может, поэтому его старший брат Александр Ильич Ульянов, пребывая в романтическом заблуждении, что царская власть – это власть царя, готовил на него покушение и был за это казнён. Это, вне всяких сомнений, потрясло будущего Ленина. А может быть потому, что драки по молодости и пьянство (молодой Маркс на этом поприще был легендарен) не особо увлекали его довольно спокойный темперамент, да к тому же среди интеллигенции российской глубинки эти развлечения не были столь распространены. Или же потому, что въедливый и острый ум изначально не видел для себя перспективы усидеться в унылой роли буржуазненького юриста. Как бы то ни было, молодой Ленин врывается в марксизм со скандалом. Поросший оппортунизмом [1] гадюшник, в котором окопалась орда буржуазных интеллигентов, необходимо было решительно вычистить. С этого он и начал. Почти что все его главные работы и были написаны в полемике с различными одиозными, но популярными на тот момент личностями.

В итоге, Ленин вычистил российский марксизм, превращённый нерадивыми предшественниками в авгиевы конюшни и начал дальше работать над его развитием. Так же он поступит и с Россией, когда здесь восторжествуют обычные для человечества представления о справедливости.

Эта историческая вставка была дана для того, чтобы читатель смог лично погрузится в ту историческую атмосферу и понять суть ленинизма. Здесь важно отметить ещё одну «архиважную» вещь, внимание на которую ранее обратили лишь частично – колоссальный масштаб его умственных возможностей, причём не только в смысле объёма созданного, но – главное – в структурном смысле. Ленин проявил себя одновременно и как великий теоретик, и как великий организатор. Эти виды деятельности противоречивы и практически всегда не совместимы, поскольку теоретик должен выходить из текущей реальности, возвышаться над ней и создавать иную, совсем не всегда следующую, реальность, а организатор должен быть погружён в текущую реальность во всех её мельчайших подробностях, растворён в ней. Что касается подпольной деятельности, то её организатор должен понимать реальность лучше её авторов – политической полиции. Современникам Ленина интуитивно было понятно, что это совершенно нечеловеческие возможности, которые возвышают их обладателя над всеми титанами мысли «прошлого и будущего». Возникла мысль о том, что конструкция его мозга принципиально отличается от обычных, сколь угодно развитых людей и что её можно изучить и, возможно, как-то эти знания использовать. Изучение мозга Владимира Ильича и его сравнение с мозгом других выдающихся и не выдающихся людей дало поразительный результат – он обладал мозгом совершенно обычным по объёму и конструкции! Разгадка этой нейрофизиологической тайны вытекает из практики той деятельности, в результате которой фигура Ленина сформировалась – Ульянов был великим теоретиком, а великим организатором была Крупская. Это на ней лежала связь со всей сетью подпольных организаций, шифрованная переписка и многое другое. Мозг одного человека включает два полушария, которые думают принципиально по-разному и противоположными логиками зажимают реальность. Мышление Ленина было именно таково, потому что его осуществляли 2 (!) мозга, объединённые в одну систему – мужской и женский – каждый в соответствии со своими природными свойствами. Мы, конечно, знаем о том, как теоретическая мысль Ульянова направляла организационную деятельность, о вкладе Крупской в теорию сейчас нам судить трудно, но, как известно, особенности женского мышления могут задавать теоретические направления одной брошенной мимоходом фразой.

Итак, Ленин впервые в истории довёл дело построения пролетарской партии до его логического завершения – взятия и удержания власти. Исторически пролетариат и близкие к нему слои общества создавали свои партии, но действовали они без четко оформленной идейной концепции и поэтому либо не приводили пролетариат к историческому успеху, либо вовсе не имели такой цели. Согласно Ленину, пролетарская партия должна привносить в стихийно бушующие массы вторую степень сознательности, тогда как стихийные выступления можно считать ее первоначальной формой. Вторая степень сознательности – это борьба трудящихся масс за установление своей власти [2].

Вопрос о контроле рабочих за всеми сферами государственной жизни Ленин осветил более конкретно, чем его предшественники и дополнил марксову концепцию диктатуры пролетариата на период социалистического общества посредством основной направляющей организации – партии рабочего класса и основного опорного органа – советов и вспомогательных органов – профсоюзов, союзов молодежи, колхозов и т.д. Революционное творчество Ленина шло рука об руку с революционным творчеством масс – советы не были предписаны кем-то из теоретиков, а возникли в ходе непосредственной практики классовой борьбы.

Ленин надорвал задубевшее представление о том, что пролетарская революция может произойти только в промышленно развитых странах. В итоге опыт Советской России впервые поставил под сомнение этот, казалось бы, очевидный тезис.

Ещё одной заслугой Ленина можно считать то, что во время Первой мировой империалистической войны он сформулировал тезис о превращении империалистической войны в гражданскую – то есть из войны угнетенных с угнетёнными на благо кошелька отсиживающихся в тылу и попивающих дорогое вино, в войну угнетенных против своих собственных угнетателей по обеим сторонам бывшего фронта. Ленин, вопреки армии вчерашних марксистов, переметнувшихся с началом Первой мировой под крылышко своей национальной буржуазии и ставших вопить в унисон ей о войне до победного конца, выдвинул тезис о том, что коммунисты не должны поддерживать империалистические войны за передел мира. Они обязаны с одной стороны выступить против, а с другой воспользоваться поднявшейся бурей общественного недовольства для ведения агитации за уничтожение национальной буржуазии (в первую очередь именно национальной – она же послала на убой своих граждан) и обращение солдатских штыков воюющих стран не во вне, а вовнутрь государственных границ.

Первая Мировая война подтолкнула Ленина к усиленному анализу изменений, сложившихся в капиталистическом обществе современном ему. Он пришёл к выводу, что взамен привычному капитализму 19 века, наступила следующая, конечная стадия капиталистической эпохи – империализм. Когда буржуазия поделила рынки сбыта в национальном масштабе, ей становится тесно в этих рамках, и для того, чтобы не нахлынул очередной кризис перепроизводства, она вынуждена осуществлять вывоз капитала в отстающие страны, тем самым всецело подчиняя их своей воле. Но планета не бесконечна и количество территорий строго ограничено, а мощнейших группировок национальной буржуазии передовых стран не две и не три, а порядком больше. Соответственно, этим группировкам становится тесно и в общепланетарном масштабе, а кризис перепроизводства дамокловым мечом висит над их шеями, подстегивая к решительным действиям. И, поскольку никто из буржуа не захочет делиться с другими своими сверхприбылями за так, они вынуждены постоянно развязывать военные конфликты в странах третьего мира, что неизбежно приводит в конце концов к войнам непосредственно между государствами просвещённой общеевропейской метрополии, а также другими странами, выбившимися на аналогичный уровень. Помимо того, что посредством войн можно немного утилизировать перепроизведенную продукцию как военного, так и гражданского предназначения, в них можно сжечь наиболее здоровые массы молодых людей, которые в перспективе могут подняться на борьбу с капитализмом.

Таким образом, Ленин выявил новую стадию капиталистического общества и сформулировал его основную формулу существования: империализм порождает войну, покуда существует империализм, будут существовать и войны.

Ну и, наконец, судьбоносная заслуга Ленина, изменившая коренным образом весь мир. Он сумел к 17 году по сути разрозненную и разобщенную партию буквально за несколько месяцев причесать и в некоторой степени выстроить заново, подготовив к тому, чтобы возглавить пролетариат при захвате власти. К сожалению, Ленин был не так требователен к кадрам в теоретическом отношении, как, пожалуй, следовало бы, поэтому крайне мутных персонажей вроде Зиновьева и Каменева, успевших изрядно насолить партии [3], пришлось вычищать позже уже Сталину.

Тут мы переходим к следующей фигуре – Сталину, творившему в рамках того же ленинизма. Термин сталинизм несостоятелен так же, как, скажем, энгельсизм. Причиной этого является то, что коренного переворота в марксизме Сталин не сделал, а аналогично продолжил дело своего великого предшественника. Теоретическая мысль Сталина была во многом крайне консервативна, поскольку была увязана с практикой государственного строительства, но можно уверенно говорить, что по основной массе своих действий этот человек сыграл безусловно положительную роль для мирового коммунистического движения. Под его руководством были проведены коллективизация и индустриализация, которые наконец выдернули нашу страну из сельскохозяйственного средневекового болота, была поставлена на колени фашистская идеология (крайнее убежище буржуазии при большой опасности коммунистической революции), а также во многом благодаря его поддержке социалистический лагерь пополнился массой молодых стран и вырос в населении с 200 млн, до 900 млн человек [4].

В теоретическом плане Сталин обобщил то, что было до него. Вопрос об отмирании государства при социализме он рассматривал следующим образом: государство отмирает через своё усиление [5]. И, вопреки тому, как принято трактовать это положение сейчас, на деле его следует понимать следующим образом: пока в деревне все неграмотные, для того, чтобы написать какое-либо письмо или документ, вынуждены обращаться к писцу, сакрализируя его роль как нечто великое и могучее, обладающее знаниями. Когда же все в деревне обучаются грамоте, то надобность в писце отпадает, каждый сам становится писцом. Аналогично и с государством – покуда граждане недостаточно сознательны, они смотрят на государство, как на что-то сакральное, но по мере того, как государство усиливается в обществе (читай – в головах людей), и каждый отдаёт себе отчёт в своих действиях и их последствиях, роль государства десакрализируется, а потом и вовсе отпадает за ненадобностью.

Так же Сталин постепенно подводил коммунистическое учение к новому рывку. Он впервые заговорил о том, что отношения в надстройке, возможно, являются первоочередными и определяют базис [6]. Эта мысль была сформулирована им в самом конце жизни, в 1952 году. Что это была за жизнь? Вокруг грязь, нищета, пьянство, безверие и надежда, утилизируемая мистицизмом. Обречённость борьбы, позволяющей не испытывать отвращения хотя бы к самому себе.  Но, в общем, полная безнадёга. Даже Ленин, который никогда не жил в дореволюционной России, а всегда жил в предреволюционной, в январе (!) 1917 года писал: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв этой грядущей революции. Но я могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодёжь, которая работает так прекрасно в социалистическом движении Швейцарии и всего мира, что она будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции» [7]. А что уж говорить о российской национальной окраине конца 19 века? Иосиф профессионально изучал организацию торговли фальшивым церковным волшебством, интересовался и другим, и, конечно, ему в руки попали действительно волшебные тексты Маркса. В них было зримое, материальное волшебство превращения рабства в свободу, угнетения во власть, отвратительного в прекрасное. Маркс об изменении всяких сложных и скрытых от простого человека вещей ясно и просто написал то, что и так все видели прямо у себя в руках – как комок глины превращается в кувшин завораживающей красоты, и как ржавые гвозди превращаются в грозный клинок. Написал Маркс и о том, кто и как сможет изменить и всю жизнь общества – те же, кто создаёт всё то, чем это общество пользуется. Всё преобразует труд, а не собственность, богатство, благородное происхождение и всё прочее, что от него избавляет. Маркс связывал возможности труда будущего – революции – с трудом уже вложенным – развитием средств производства. Не всем нравилось то, что если есть пролетариат, то есть и условия для пролетарской революции – они, в первую очередь те, кому и так неплохо жилось на шее у пролетариата, призывали ждать, пока эти средства не разовьются достаточно для того, чтобы служить целям тех, кто их создаёт. При этом они опирались на те же теоретические разработки Маркса, лишая их таким образом главного – волшебства. Но молодой человек хочет всего и немедленно. Он не может ждать и тихо и полезно стареть. Соотношение формы и содержания, вторичности и первичности [8], таким образом, встали перед Иосифом изначально и со всей остротой, в его марксизм они были привходящими из религиозного опыта и были также остро поставлены и в тех священных текстах, что он изучал. Это было основным в борьбе сначала с оппортунистами, а потом и вовсе с заговорщиками. В своей материальной практике он постоянно сталкивался с тем, что при одинаковом состоянии средств производства всё зависело от состояния сознания людей. Тем более тогда, когда они жертвовали собой – материально вообще переставали существовать – какая здесь связь с материальными условиями?! Мало ли, почему так поступают отдельные герои, но Сталин всё время, пока был Сталиным, видел, как всё, что угодно возникало из сознания людей, часто прямо из его слов, мобилизовывавших это сознание. «Скачок из царства необходимости в царство свободы» [9]. Может быть к 1952 году он уже произошёл и первичное со вторичным поменялось местами? Мы сейчас знаем, что нет – объективная реальность опять стала первичной в отношении нашего сознания. Но мы знаем, что люди так жили не всегда, и что так мы стали жить сейчас только потому, что изменилось наше сознание. Скорее всего у первичности и вторичности не два слоя, а множество и сейчас мы можем увидеть отношения трёх из них – сознание может быть как первичным в отношении объективной реальности, так и вторичным, но первично эти отношения задаются самим сознанием. Противоречия между теорией и практикой не могли не двигать революционную мысль дальше. Революция в сознании началась с материалистического ответа на «основной вопрос философии» – материя первична в отношении сознания. Почему именно этот вопрос является основным? В реальности основной вопрос для любого мышления – это вопрос о том, как стать счастливым. «Основной вопрос» философии был предложен интеллектуальным авангардом эксплуататорских классов и освобождающемуся от них пролетариату было ясно, что с самим вопросом что-то не так. Для Ленина уже было «логично предположить, что вся материя обладает свойством, по существу родственным с ощущением, свойством отражения» [10]. Поскольку сознание трактуется как предельно развитое отражение, свойственное высокоорганизованной материи, то вопрос о первичности или вторичности объекта в отношении его свойства сам по себе является абсурдным. Сталин вскользь возвращается к нему в работе «О диалектическом и историческом материализме» – «… что мышление есть продукт материи, достигшей в своем развитии высокой степени совершенства, а именно продукт мозга, а мозг – орган мышления; что нельзя, поэтому отделять мышление от материи, не желая впасть в грубую ошибку» [11]. В какой степени мышление является продуктом мозга, а движение – продуктом ног – это вопрос, но то, что с первичностью всё оказалось неоднозначно – для диалектического материализма весьма характерно. Во-первых, вероятнее всего, мы также имеем дело с многослойной зависимостью, тем более, если «вся материя обладает … свойством отражения» [9]. Во-вторых, общество также неоднородно, как и сама материя, и сознание (мышление) трудящихся очевидным образом является определяющим в отношении материи и бытия, что они и выражают в виде процесса труда, а сознание господствующих, то есть присваивающих и потребляющих классов очевидным образом определяется материей и бытием, создаваемыми трудящимися.

Однако Сталин в своём руководстве опирался в очень значительной степени не на массы, а на государственный аппарат, одновременно вступая в борьбу с ним в союзе с массами. В первую очередь это происходило по чисто техническим причинам – господствующие классы сделали всё возможное, чтобы угнетённые ими трудящиеся не имели доступа к приобретению навыков управления и организации, начиная с элементарной грамотности – соответственно, послереволюционный управленческий аппарат мог быть набран практически исключительно из представителей свергнутых классов. По этой причине по мере движения к коммунизму действительно происходит обострение классовой борьбы, выразившееся сначала в репрессиях, по факту не остановивших ползучую контрреволюцию, и, наконец, в открытой реставрации капитализма. Но нетрудно догадаться, что такого рода посредничество отрывало государственный аппарат от масс и ещё больше забивало его различными приспособленцами и мелкобуржуазными элементами, которые после смерти Сталина реставрировали капитализм в молниеносные сроки, а население этому организовано сопротивляться не смогло.

P. S. К началу 50-х годов развитие производительных сил в СССР достигло, фактически, такого уровня, что назревала новая революция – или контрреволюция, парализующая их дальнейшее развитие, что и произошло в реальности. Революция 1917 года помимо прочих завоеваний дала трудящимся главное – 8-и часовой рабочий день, без которого воспользоваться всеми остальными благами невозможно. Невозможно воспользоваться даже естественными биологическими благами – организм не успевает восстановиться после более продолжительной работы. Сталин, один из организаторов Октябрьского переворота (как его тогда называли сами революционеры), понимал, что это только начало, только создание условий для преобразования жизни. Главным условием опять же является наличие времени – без него нельзя воспользоваться ни образованием, ни достижениями культуры, ни собственным здоровьем, ни политическими свободами. Сталин, как всегда спокойно, объявил эту революцию – переход к 5-и часовому рабочему дню. В политическом плане это создавало условия для контроля трудящихся над бюрократическим аппаратом, ликвидировало угрозу контрреволюции с его стороны. Прожил Иосиф Виссарионович после этого недолго – всем было ясно, что рабочее время не только средство эксплуатации, но и средство угнетения. Человечество идёт к 5-и часовому рабочему дню более длинным путём, чем казалось тогда [12].

Продолжение следует…

[1] – В коммунистическом движении термин оппортуни́зм исторически понимается как теория и практика в рабочем движении, заключающаяся в отказе от революционной борьбы пролетариата, направленной на свержение буржуазии и приход к власти, и, как следствие, унизительная капитуляция перед эксплуататорами.

[2] – «Мы сказали, что социал-демократического сознания и не могло быть Оно могло быть могло быть принесено только извне. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т.е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т.п. Учение же социализма выросло из тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией. Основатели современного научного социализма, Маркс и Энгельс, принадлежали и сами, по своему социальному положению, к буржуазной интеллигенции. Точно так же и в России теоретическое учение социал-демократии возникло совершенно независимо от стихийного роста рабочего движения, возникло как естественный и неизбежный результат развития мысли у революционно-социалистической интеллигенции.»

«Что делать?» В. И. Ленин (Впервые издано в феврале 1902 г.)

[3] – Самым видным тому примером можно выделить разглашение даты Октябрьского восстания прямо через буржуазные газеты.

[4] – «…После первой мировой войны появился Советский Союз с населением в 200 миллионов человек; после второй мировой войны появился социалистический лагерь, охватывающий 900 миллионов человек…»

Мао Цзэдун «К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа» (27 февраля 1957 г.)

На сегодняшний день общее число людей сильно выросло и масштаб стал не совсем понятен, но 900 млн в 1950 году – это как минимум треть (!) населения Земли!

[5] – «Уничтожение классов достигается не путём потухания классовой борьбы, а путём её усиления. Отмирание государства придёт не через ослабление государственной власти, а через её максимальное усиление, необходимое для того, чтобы добить остатки умирающих классов и организовать оборону против капиталистического окружения, которое далеко ещё не уничтожено и не скоро ещё будет уничтожено».

Доклад на Объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б)

И.В. Сталин (7 января 1933 г.)

[6] – «Можно ли сказать, что роль новых производственных отношений сводится к роли тормоза производительных сил? Нет, нельзя. Наоборот, новые производственные отношения являются той главной и решающей силой, которая собственно и определяет дальнейшее, притом мощное развитие производительных сил и без которых производительные силы обречены на прозябание, как это имеет место в настоящее время в капиталистических странах».

«Об ошибках товарища Ярошенко Л.Д»

И.В. Сталин 22 мая 1952 года (Правда. 4 октября 1952 года)

[7] – «Конечно, это вовсе не означает, будто, по мнению Маркса, возможно содержание без формы, как это померещилось Ш.Г. (см. “Нобати” № 1. “Критика монизма”). Содержание без формы невозможно, но дело в том, что та или иная форма, ввиду ее отставания от своего содержания, никогда полностью не соответствует этому содержанию, и, таким образом, новое содержание “вынуждено” временно облечься в старую форму, что вызывает конфликт между ними. В настоящее время, например, общественному содержанию производства не соответствует форма присвоения продуктов производства, которая имеет частный характер, и именно на этой почве происходит современный социальный “конфликт”.»

И.В. Сталин. «Анархизм или социализм?» (1906 – 1907гг.)

[8] – «Доклад о революции 1905 года» В. И. Ленин

Написано на немецком языке ранее 9 (22) января 1917 г.

Впервые напечатано 22 января 1925 г. в газете «Правда» №18

[9] – «То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь (при социализме. — Сост.) их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы».

«Анти-Дюринг» отд. 3, гл. 2 Фридрих Энгельс (1878 г.)

[10] – «логично предположить, что вся материя обладает свойством, по существу родственным с ощущением (и мышлением – М.Б,), свойством отражения».

«Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленин (1909 г.)

[11] – «В противоположность идеализму, утверждающему, что реально существует лишь наше сознание; что материальный мир, бытие, природа существует лишь в нашем сознании, в наших ощущениях, представлениях, понятиях, марксистский философский материализм исходит из того, что материя, природа, бытие представляет объективную реальность, существующую вне и независимо от сознания; что материя первична, так как она является источником ощущений, представлений, сознания, а сознание вторично, производно, так как оно является отображением материи, отображением бытия; что мышление есть продукт материи, достигшей в своем развитии высокой степени совершенства, а именно продукт мозга, а мозг — орган мышления; что нельзя, поэтому отделять мышление от материи, не желая впасть в грубую ошибку» .

«О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин (12 сентября 1938 г.)

[12] – А почему именно пятичасовой рабочий день, а не четырёхчасовой? Потому, что Сталин так написал (очевидно, что это не обязывает нас слепо копировать данную цифру). Как основное число он привёл, конечно, не 5, а 6 часов, что совершенно понятно, а 5 просто для динамики. Это не число в данном случае, а его образ, мы, разумеется, сегодня можем говорить и о четырехчасовом рабочем дне, что тогда казалось исключительно фантастикой.

«Необходимо добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда, к одной какой-либо профессии. 
Что требуется для этого? Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьезного культурного роста членов общества без серьезных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение, необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии. Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления.»


«Экономические проблемы социализма в СССР» (И. В. Сталин 1952 г.)

Позиция Редакции

4 июня 2018 г. (Ред. От 09.04. 2019 г.)