ALL COPS ARE BASTARDS?

Любимое интеллектуальное занятие как «интеллектуалов», так и «быдла» – поиск виноватых где угодно, кроме зеркала. Про виновников загрязнения внутреннего объёма штанов уже и упоминать не будем. В наблюдаемой в зеркале реальности мир устроен только так, как мы устроили его сами. Это тяжело признать, но всё в нём занимает только то место, которое мы ему назначили – стеклянное зеркало – это только маленькая копия мирового зеркала. По ряду причин, одними из наиболее заметных среди окружающих нас людей являются менты, и для народной молвы они более всех являются «козлами». Всего лишь «более всех», потому что наиболее заметны, а не «в отличие» – просто зеркало нам ничего, кроме козлов не показывает.

Если от собственного ничтожества есть необходимость кого-то попроклинать и ты – человек, претендующий на интеллигентность, не можешь проклинать чурок и жидов, то, естественно, ты начинаешь проклинать ментов. Это можно делать очень интеллигентно с разного рода правовыми завываниями. Но если просто скажете, что менты – козлы, вы не испортите отношения с вашими интеллигентными знакомыми. Тем более, в том, что менты – козлы очень легко убедиться. Достаточно лишь им об этом сообщить, и у вас будут большие проблемы. А просто мужику на улице вы не будете сообщать, что он козел, потому что у вас просто будут переломаны кости. Зассыте ему так сказать. Так за что же мы так ненавидим ментов? Ну, как уже было сказано выше – за собственную ничтожность. 

И все же. Про ментов можно сказать, что они препятствуют нам в осуществлении наших свобод. Например, отжать у кого-то мобильник или, нажравшись, свалиться на рельсы метро. Топчут наше человеческое достоинство – ну, если им сообщить, что они козлы. Не несут никакой ответственности за те преступления, которые совершают сами. Мы, конечно, что-либо нарушив, тут же бежим писать на себя заявление в прокуратуру. А вот менты так не поступают, и поэтому они козлы. 

А теперь давайте серьёзно. Сколько времени или сколько раз в вашей жизни менты топтали ваше достоинство, унижали как личность, отнимали ваши свободы? Сколько будет, если всё это время сложить вместе? Наверное, недели не наберётся, и то, это может быть слишком много. А вот сколько времени вас как людей растаптывали родители и преподаватели? Ежедневно, годами и десятками лет и ещё с попреками о том, как они о нас заботятся. Так что же они-то не козлы? Да потому, что, в отличие от ментов, мы их боимся! Мент в своих действиях строго ограничен законом, да ещё и собственной этикой. А родители, преподаватели и ещё врачи не ограничены по факту ничем и могут с вами сделать всё, что угодно. Поэтому перед ними вы будете пресмыкаться всегда. И они будут ради собственного наслаждения топтать вас постоянно, а вы будете их за это благодарить. Но менты для вас всегда будут козлами, потому что вы никогда не посмеете разогнуться. Среди учителей у нас, не педагогов, а именно учителей, наиболее почитаемыми являются две фигуры: Ушинский и Макаренко. Оба – сотрудники органов внутренних дел. Оба положили свою жизнь на то, чтобы дети разогнулись, чтобы никто и никогда не мог даже и подумать унизить их человеческое достоинство. Такова воля «ментов» по отношению к детям, но дети не принадлежат ментам, дети в собственности у родителей и преподавателей. И происходит то, что происходит. А козлы – менты. Но проходит время, родители и преподаватели оказываются в собственности у выросших детей, и с ними происходит все, что и должно произойти. Менты не всегда были ментами, они тоже ходили в школу, и вы не первые, кто из своей трусости проклинает именно ментов. 

Ткнув любую кнопку в телевизоре, вы услышите такой же трусливый вопль властей: менты – козлы. У вас хорошая компания. Но в отличие от вас, властям есть чего бояться. Власти состоят из культурных людей, учёных, экономистов и вообще образованных, тех, кто постоянно занимается умственной деятельностью. Любая же деятельность сопряжена со своим набором профессиональных заболеваний. Профессиональная болезнь умственных «тружеников» – это безумие. Менты, конечно, козлы. Сошедший с ума Евсюков застрелил несколько человек в магазине. Его посадили, его начальство уволили, а вот некоторым количествам бумажек удалось добиться сокращения населения в стране. Для разных тупых и необразованных, которые не могут понять значения выражения «отрицательный прирост населения» – это называется словом «геноцид». Десяток миллионов человек как корова языком слизнула. Это тебе нормально, это творят не козлы. 

9 мая мы все празднуем … победу над Советским Союзом, потому что фашистов убивали именно за то, что они пытались восстановить частную собственность. Мы восстановили частную собственность и празднуем 9 мая. Но, несмотря на профессиональное безумие, остатки понимания реальности всё же есть. Давайте зададимся простым вопросом: а кто умнее? Слесарь или пианист? Вот поскольку пианино не отрубает руки, условия для умственного развития у слесаря куда лучше. А каковы условия для умственного развития у человека, который каждый день берет в руки 800 грамм собственной холодной смерти? Насколько его умственное развитие выше, чем у бессмысленного клерка, неважно, в ранге министра или кассира. Бумага убивает не её авторов, а других. Власти ненавидят ментов за то, что они качественно умнее. Это неприятно, но, в общем, наверное, переживаемо. В конце концов, можно поехать в Куршавель, куда менты по своей «козлиности» не ездят. Но самый лютый страх вызывает то, что в один не цивилизованный момент все, кого эти власти топтали и унижали, перестанут думать друг о друге, что они козлы. Люди, которые одинаково за адский труд получают 30 000 рублей, не могут друг для друга быть козлами. У козлов другие нули в ведомости. Поэтому никаких денег не жалко на найм говорящих голов, которые получают не 30 000 для того, чтобы разным отрядам нищебродов объяснить, что друг другу они козлы. А теперь подумайте, как вы лоханулись. Вы же объясняете, что менты – козлы бесплатно. Совершенно даром. Козлы менты или не козлы, это может быть и вопрос, но то, что вы – лохи – это точно. И не потому лохи, что не потребовали оплаты за произнесение этой мантры, а потому, что не держите свою жизнь в своих руках и не определяете сами, кто вам козел, а кто нет. 

Вы хотите какой-то свободы? В одиночку вы представляете собой только свободный кусок еды. У вас есть какая-то свобода только до тех пор, пока она нужна кому-то кроме вас, пока её кто-то защищает. А зачем кому-то защищать вашу свободу? Это происходит только тогда, когда вы защищаете свободу других. Вот, например, менты. Хороший пример, правда? Жили как все, на работу ходили, работали плохо или хорошо, опять же, как все. И тут, вдруг, «ни с того ни с сего принял он смерть от коня своего». Теперь они полицейские. Полицией в мире может называться все что угодно. В русском языке слово «полиция» означает структуру, которую за сто лет истребляли дважды. В любимых сказках наших предков битва с полицейскими собаками была самым любимым делом. В разговоре мы спокойно говорим «лежачий полицейский» и в принципе не можем сказать «лежачий милиционер». Когда ещё память о войне была вполне свежа, при крайнем озлоблении могли обругать фашистом, но полицаем – никогда. Полицаев убивали сразу. И вот власть из большой благодарности к людям, которые своим телом её защищают, принуждает их называться полицейскими. Это явный и недвусмысленный приговор к смерти. Причём не только к смерти физической, к чему любой мент всегда готов, но и к смерти душевной. Сначала он должен смириться с тем, что теперь он полицай. 

Вот ты выступил за свободу этих людей? Ты понимаешь, что сначала растоптали их достоинство, а твоё будет следующим? И понимаешь ли ты, что, не убив сначала ментов, нельзя добраться до тебя? Если к тебе вломится кто угодно и начнёт делать с тобой всё, что захочет, ты побежишь звонить ментам. А самим ментам кому звонить? Но менты, конечно, козлы, потому что каждый видит в окружающем мире только собственное отражение. 

P.S. Ну а если хотите нудно, следующий материал будет посвящён теоретическому разбору всего вышесказанного. 

Позиция Редакции

30 декабря 2017 г.