МАТ – КОПЬЁ СУДЬБЫ РУССКОГО ЯЗЫКА. ЧАСТЬ I

Это текст про матерную брань – про текущее состояние информационного обеспечения битвы внутренней и внешней смысловых матриц. 

Его, безусловно, не следует читать:
1) лицам, чей слух оскорбляет «нецензурная» лексика;
2) лицам, имеющим чувства верующих;
3) лицам, верующим в истинность научного знания.

Это текст для тех, кто не считает, что его родной язык может быть подвергнут цензуре и нормированию, для тех, в кого верили все те, кого объединяют понятием «Бог» и для тех, кто «жизнь учил не по учебникам». 

Приятного и радостного прочтения!

Русский язык – «великий и могучий». Русскому языку все, кто ни попадя, указывают правила его существования, как будто он является их собственностью. Так вот, русский язык является своей собственной собственностью. И даже не собственностью его носителей – носители меняются, а язык остаётся. Почему русский язык великий и могучий, а не только великий или только могучий? Ну, великий – это понятно. Большой народ, большая история, большая и разнообразная территория и, как следствие, большая литература. Но есть и много других великих литератур. А вот почему могучий? То есть могущий. Мы можем думать о себе что угодно и сколько угодно, но враги всегда знают нас лучше нас самих. Они изучают нас для того, чтобы можно было «убить одним ударом». Великую составляющую языка они просто коверкают, а могучую пытаются истребить совсем. Как вам уже стало понятно, эта важнейшая и неотъемлемая составляющая русского языка, придающая ему могущество – мат.

Почему, с точки зрения врагов, этой составляющей языка у нас не должно существовать вообще? Потому, что «мат является основой управления общевойсковым боем», как компетентно говорят военные. Он отвечает за то, чтобы создать структуру, матрицу – как это следует из названия – применения конкретных средств, систему ментального позиционирования.

Что нам говорят о мате? «Нецензурная лексика». Про цензуру они сами написали в Конституции – статья 29, пункт 1 – «Каждому гарантируется свобода мысли и слова» и пункт 5 – «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». «Плохие слова», «сквернословие». Как слова могут быть плохими или хорошими? Может это просто кто-то плохо их понимает? Или в голове у них сквер (англ. square) – свободное место, где может гулять кто/что ни попадя – в лучшем случае. «Грязные слова». Вообще-то говоря, речь идёт о самых чистых местах в организме и самых чистых отношениях. «Речь некультурных людей». Посмотрите на вашу культуру и убедитесь, какая это гадость, что это бессмысленный набор слов. Эта «культура» – обоснование права сжигать миллионы живых людей ради нескольких нарисованных и больше ничего. Ясно, что обладатели культуры матерной речи не хотят иметь с ней ничего общего.

Слова приобретают смысл при их восприятии, при нарушении восприятия они смысла не приобретают, приобретают искажённый смысл и т.д. Из того, что нам говорят про мат, собственно про него мы ничего узнать не можем, зато многое можем узнать о заговоре против русского языка. Поэтому начнём сами разбираться сначала.

Ещё про мат говорят «матерная брань». Бранью – от слова «брать» – кроме того называют битвы, то есть, мероприятия по захвату или сохранению территории. Здесь уместно напомнить оценку военными специалистами места мата в военном искусстве. То есть, матерная брань – это способность создавать, передавать и удерживать матричную информацию, всегда побеждать в брани внутренней матрицы с внешней, захватывать её территорию, а не сдавать свою [1]. Или «матерная ругань». «Ру» – это центр. «Рубашка» – полотнище, в центре которого находится башка, что-то вроде пончо изначально, «рубить», то есть бить не с края, а в центр, а также руст, Рубикон, «рука» – орган, который удерживает центр воздействия и т.д. Русский – смотри структуру этногенеза на карте волн пассионарности Гумилёва [2]. «РуГАНЬ» – сравни с украинским «ганьба» (позор), то есть «гнать», «выгнать». «Ругань» – это гнать к центру, то есть приводить в норму. Как вы можете убедиться сами, ругаются тогда, когда чьё-то поведение хотят привести в норму – вне зависимости от адекватности представлений об этой норме. Можно рассмотреть также выражение «начальник ругается». Начальник – это человек, имеющий представление о начале системы координат, точке отсчёта, позволяющее согласовывать действия в ней, а ругается он потому, что стремится привести деятельность в соответствие с этой системой пространственно-временных координат. Как вы заметили, для описания функций мата использовано довольно много математических понятий. Математика самонадеянно назвала себя «матом в квадрате» – «мат2», но её предсказательные возможности пока не то что уступают мату, а вообще не заметны на его фоне. Это и понятно: мат – это гениальное достижение естественного интеллекта (скорее наоборот – интеллект является продуктом речи, в том числе и мата). Но современная математика ещё очень молода и её желание стать ещё более полезной людям в их битве с внешним миром, чем матерная брань, может только приветствоваться.

Если в процессе реальной деятельности общаться с помощью «извините, пожалуйста, не могли бы вы переместить траверсу на 15 градусов к югу», то убьёт всех, а команда «нахуя дохуя нахуячили, отхуячивай нахуй!» позволяет координировать деятельность в реальном масштабе времени и пространства в бурю, дождь, при скрежете механизмов и т.д. Что, адресат не знает, куда именно он нахуячил, чего нахуячил и как отхуячивать?! Ему жизненно важно вовремя получить команду с вынесенного поста наблюдения о том, что слишком дохуя и надо отхуячивать – всё остальное он знает сам.

Именно потому, что мат является системой позиционирования, он и содержит мало слов. Скажем, для географического позиционирования достаточно всего 4-х слов – север, юг, запад и восток, можно добавить ещё верх и низ – будет 6 слов. То есть «нормативная» лексика (надо бы пристально поинтересоваться теми, кто решил, что может предписывать нашему языку какие-то нормы) описывает то, как делать что-либо, а мат определяет надо ли это делать вообще. «Нормативная» лексика работает в методологии от частного к общему, которая ещё называется «пальцем в небо», а мат работает в методологии от общего к частному. Мат – язык рабочих – «рабов очей», то есть тех, кто преобразует мир на основании собственного видения его судьбы. Если исключить мат как общее внутреннее целеуказание, то для конкретизации можно будет со стороны вводить любые общие цели, и люди будут безотчётно им следовать, то есть, станут слепыми рабами.

Ещё про мат говорят, что он выражает сильные эмоции – так эмоции это и есть предельно интегрированная информация. Не «недифференцированная», как нам толкует научная психология, а именно интегрированная, потому что информацию мы вообще получаем даже не в дифференцированном, а в дисперсном виде. По этой причине матерные понятия нельзя разложить на многословные определения – свойства системы не определяются свойствами её элементов. Например, ни одна из деталей часов времени не показывает, а часы могут быть собраны из совершенно разных, абсолютно не похожих друг на друга деталей. Это давно и хорошо известно как один из основных методологических принципов – принцип несводимости. Как же можно получить представление о свойствах системы как таковой? Двумя способами – путём приведения её во взаимодействие с другими системами и путём включения её в качестве элемента в бо́льшие системы. Чем больше вариантов этих взаимодействий удастся наблюдать – тем полнее наше понимание сущности, то есть принципа существования предмета.

Так же, как в организации современных боевых действий основной их составляющей является система связи и управления, а её основной составляющей является система позиционирования, в системе социального взаимодействия, в том числе военного, основной составляющей является матерная лексика. Так же, как при военном нападении основной задачей является выведение из строя системы позиционирования противника, например, получение данных от GPS, при культурном нападении стремятся в первую очередь вывести из строя матерную брань или же ругань, поскольку она является именно системой позиционирования. Здесь выявляется ещё одно важнейшее обстоятельство – оно описано в сказке «Синяя свита наизнанку сшита», в том её варианте, где прячущийся смог укрыться от волшебной книги, только превратившись в её букву. Методологическая идея этого произведения состоит в том, что для того, чтобы стать невидимым для противника, нужно разместиться в его же информационной среде. Как вы можете легко убедиться, в нормативной лексике противник чувствует себя весьма вольготно – смыслы слов подменяются, слова исключаются, и вообще происходит полная вакханалия и неразбериха. Для вас, но не для него. А структура мата оказалась недоступной для внедрения, его понятия всегда однозначны и всегда позволяют чётко ориентироваться. Дело в том, что восприятие матерных понятий основано на обращении к самовоспроизводящимся физиологическим эталонам, а физиологию невозможно имитировать, и, следовательно, нельзя подделать. Про доступность этих эталонов и говорить нечего. Поэтому мат пытаются запретить, а его носителей маргинализировать и репрессировать.

Позиционирование в нашей жизни происходит не только с помощью мата. Вот, например, также запрещённое слово «жрать». Почему оно запрещено? Потому, что когда вы едите, вы слышите звуки, возникающие при этом процессе – хрумканье у вас во рту. Соответственно, с момента возникновения слуха, а это очень давно, пищеварительная система формировалась под этот звук, и когда вы перед приёмом пищи произносите слово «жрать» и мозг его слышит, то вся пищеварительная система со всеми должными последовательностями приводится в готовность. Когда вы говорите «приятного аппетита», с ней от этого, в лучшем случае, ничего не происходит. Соответственно, если вы употребляете слово «жрать», то ваше пищеварение имеет больше шансов работать нормально и гармонично, таким образом сокращая рынок медицинских и похоронных услуг. Без язвы желудка вы им на этом свете не нужны.

Теперь ближе к предмету рассмотрения, то есть мату. На первый взгляд, его слова обозначают половые органы или процессы. Сразу же необходимо отметить, что любые явления нашей жизни, в том числе морфологические и физиологические, являются частным выражением более общих, скорее даже всеобщих, явлений. Половое взаимодействие организмов является частным случаем взаимодействия объектов вообще и иллюстрацией фундаментальных физических законов этого взаимодействия вне зависимости от того, известны они нам или нет. Второй аспект – культурологический (точнее, культуродинамический) – когда возникает новый способ коммуникации, в частности, когда возникала речь, он опирается на какой-либо уже существующий способ коммуникации. Если организмы существуют, то они заведомо размножаются – поэтому речевая коммуникация и базируется фундаментально на обозначении процессов размножения. Кстати, отражение в культуре различных выражений процессов размножения называется пошлостью, то есть «то, откуда пошло». Ранее у нас в языке было, например, выражение «пошлые купцы», то есть изначально, всегда на исторической памяти бывшие купцами, но это выражение из языка изъято.

Итак, о каких же основных явлениях в нашей жизни и мироздании нам сообщает мат? Начинать всё равно откуда, поскольку это объемная система логических связей, составляющие которой действуют не последовательно, а одновременно.

Вот, например, почему детей в школе учат тому, что пространство обозначается символами ХУƵ, а на стене они стремятся написать «ХУЙ». Та же самая символика, но ƶ повёрнута, а чёрточка вынесена вверх. Это происходит потому, что в школе пространство представляют как скалярное, то есть не взаимодействующее с объектами, находящимися в нем. В реальности оно является векторным – в физическом смысле – оно воздействует на объекты, о чём дети интуитивно и стремятся сообщить, прежде всего самим себе, путём начертания соответствующей символики. Кроме того, слово «хуй» является не только существительным, но и повелительным наклонением глагола «ховать» [3] – «хуй в карман», например. В таком соотношении глаголов и существительных отражается закон первичности функции в отношении структур. Достаточно понятно, что морфологически «хуй» – это то, что следует ховать (прятать) в пизду, вызывая этим последующий процесс деторождения.

В смысле строения мироздания от нас являются скрытыми (схованными) постоянные вещи, например, радиоактивный фон, который эволюционно был постоянен, и поэтому мы не имеем специфических органов для его обнаружения. Все органы чувств регистрируют переменные параметры: свет, звук, тепло и т.д. Таким образом, постоянное воздействие на нас векторного пространства оказывается скрытым (схованым) от нашего восприятия. Есть ещё такое русское слово «хулиганство», то есть пропускание, «прогнание» через себя избыточной энергии, поступающей во Вселенную и создающей то самое векторное пространство. Есть и соответствующий эвфемизм термина «хулиган» – «ветрогон». «Ветер» является словесным символом энергии вообще, в некоторых языках ветер и обозначается словом хуй или его производными. По-монгольски, например, «хуй» – это вихрь, смерч (торнадо). Нам толкуют, что хулиганство — это «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу». Ну, если общество выражает явное неуважение к себе и к нам, то и хуй ему – оно не обладает достаточной энергией для продолжения существования, и мы стремимся её ему сообщить, вогнать её в него. Русский язык и обозначает этот процесс как хулиганство.

Без слова «хуй» в остальной культуре вообще нихуя не понятно. Вот, например, миф о «Копье Судьбы». Что только не наверчено вокруг этого якобы предмета. А слово «хуй» просто и ясно сообщает, что Копьё Своей Судьбы – это ты сам – выражение «ну и хуй с тобой!» означает, что своей судьбой распоряжаешься ты сам. Хорошо проверяется – нацисты обладали (или думали, что обладали) Копьём Судьбы, как артефактом, советские люди владели словом «хуй». Понятно, кто продиктовал миру свою судьбу, и понятно почему. Морфофункциональная общность хуя и копья очевидна и не нуждается в специальных доказательствах, но, кроме того, они ещё и объединены словом «капать»-«копать» – капля при падении копает ямку в рыхлом грунте.

Выражение «ну и хуй с тобой!» имеет синонимичную форму «ну и бог с тобой!», которая является не эвфемизмом-заменителем, а эсхатологическим синонимом. Синонимичность ясна из определения Бога как Отца. Первый уровень синонимии уже упоминался – мы сами определяем свою судьбу, второй становится ясным при рассмотрении смысла слова «конец» как синонима «хуя». Конец света, в смысле конец мира, таким образом – это не событие его разрушения, а процесс существования. Аналогия со светом, как физическим явлением, вполне ясная – пространство не может быть освещено раз и навсегда, его надо постоянно освещать, постоянно затрачивая на это энергию. Явление времени состоит в том, что мир постоянно перестаёт существовать, превращаясь в прошлое, и в настоящем его постоянно приходится воссоздавать вновь. Вечность может существовать, только если её воссоздавать в каждый момент её длительности. Это обстоятельство описывается в понятии любви, то есть сообщении кому-либо или чему-либо своей энергии. Достижение высшей точки полового контакта, выплеск максимального количества вещества и энергии, так и называется – «кончать». Это понятие не имеет ничего общего с разрушением ни мира, ни чего-либо ещё – это попытка дать начало новой жизни, которая, возможно, и залетит к влюблённым на огонёк их страсти. Это и есть смысл понятия «конец света» – его хуй, то есть источник. Без матерного понимания сущности событий «конец света» не может быть осознан человеческим разумом, он сам, а не «свет» представляет собой картину ужасающего разрушения.

Да и вообще, как мы только что убедились, «хуй» – это наш разум, скрытый под бронёй личины нашей личности и разящий из-за неё – проникающий под любую внешнюю оболочку явлений и, вначале познающий, а затем изменяющий их внутреннюю суть. Разум, что следует из его усложняющего воздействия на внешние объекты, сложнее окружающего мира, но внешний мир массивнее и объёмнее его. По этой причине внешний мир опасен для разума и потому, что проще его – он стремится распространить свою простоту на структуру разума, и потому, что массивнее и может спонтанно концентрировать большие энергии, и потому, что объемнее и может неожиданно воздействовать с любой стороны. Делаешь что-нибудь красивое и полезное и, вдруг, «хуяк!» – и свет отключился или кто-то начинает лезть со своими идиотскими указаниями. Тут уж либо плюнуть на всё, делать то, что от тебя хотят и быть хорошим для всех, кроме себя, или отбиваться, не обращая ни на кого внимания.

Первый вариант по-русски и украински называется «сказиться», то есть делать как сказали. «Скаженный» – и в значении «взбесившийся» в медицинском смысле, то есть подчинившийся информации, вносимой вирусом бешенства, и в значении пропустивший в свою информационную систему вредоносную социальную информацию, конкретно в названии явления – устную. Последнее обстоятельство хорошо объясняется также через синоним «взбесившийся», который равно обозначает как уже упомянутое вирусное заболевание, так и «вселение в человека бесов», для изгнания которых прибегали к помощи экзорцистов. Вселение бесов и их изгнание было признано предрассудком, но тут появились компьютеры и вместе с ними не вещественные, но абсолютно материальные вредоносные информационные сущности – компьютерные вирусы, самостоятельно размножающиеся, самостоятельно проникающие в программное обеспечение и подчиняющие своим интересам работу всей системы. Чтобы избавиться от этих сущностей, вызывают специалиста, владеющего технологией их удаления. Столь длинное описание известных вещей нужно только для того, чтобы продемонстрировать, что компьютерные вирусы – это и есть самые обыкновенные бесы, вселяющиеся в компьютер. Специалисты по их «удалению», то есть изгнанию, несмотря на свою востребованность, до сих пор не имеют отдельного названия своей профессии потому, что это название давно есть – экзорцисты. Ничего ни удивительного, ни мистического в этом нет – компьютер – это проекция нашего мозга со всеми вытекающими подобиями. Только бесов из нашего сознания не то, что перестали изгонять, а начали в нём специально культивировать, о чём свидетельствует то, что профессии, связанные с их разведением и внедрением, имеют множество названий – педагоги [4], психологи, политтехнологи, имиджмейкеры, мерчендайзеры и несть числа этим «сказителям», как и бесам. Люди не могут понять, что с ними происходит, почему они как бесноватые сами разрушают свою жизнь, но они просто сказились – делают так, как им сказали. Синонимы – «ёбнутый», «чокнутый», «тронутый» однозначно говорят, что сумасшествие является результатом сильного внешнего воздействия.

Второй вариант – это защита своей информационной системы внешней оболочкой, принимающей на себя удары мира, самой опасной частью которого является общество. Мир может атаковать со всех сторон, но не может атаковать отовсюду с одинаковой силой. Личность человека – личина, маска – и выступает в качестве такой оболочки, задача которой не действовать направленно, а, лишь немного превосходя по степени организованности внешний мир, поглощать силу его воздействий. Её организация к деятельности разума имеет косвенное отношение, поэтому большинство наших личных свойств совершенно не разумны. Достаточно подумать над тем, что мы обычно делаем, что говорим и как это понимаем, и мы тут же убеждаемся в том, что это какая-то глупость, но продумать всё оказывается невозможным и, в большинстве случаев, мы оставляем всё как есть. Думать – применять разум – мы можем одновременно только в одном направлении: или совершенствуя определённую часть мира, или устраняя особо сильную угрозу с его стороны. Этот принцип заложен в основу проектирования не только информационных, но и вещественных конструкций – так устроено наше тело, причём на всех уровнях его организации, одежда, в том числе и боевая – доспех, дом, в том числе и крепость, танк, оборона страны. Смысл один – броня защищает источник направленных концентрированных потоков энергии, который защищает всю систему от особо сильных внешних воздействий или воздействует на что-либо.

Роль защитной оболочки в речи, брони, которая благодаря своему разрушению поглощает силу культурных ударов, играет «нормативная» лексика – она и отдана на откуп скаженным филологам, чтобы они в ней застряли. Мат – это голос разума, поток концентрированных суждений. По этой причине также существует синонимия между высказываниями «хуй его знает» и «бог его знает», сообщающими, что ни внешнему миру, ни личности, частично ему принадлежащей, нечто не известно, а известно только самому разуму. Здесь уместно напомнить про неопределимость фундаментальных понятий «нормативной» лексики, включая понятие разума – хуй знает, что это такое, но то, что не «рацио» – это точно…

По-монгольски, «хуй», кроме выше упомянутого – ножны, «хуяг» – это железный доспех, броня, кольчуга. Связь понятна – одинаково может называться и то, что хуют, и то, во что хуют. Монгольское название брони «хуяг» можно также сравнить с русским «хуяк!», обозначающим удар. То есть «хуяг» предназначен для того, чтобы принять на себя «хуяк!».

Вы можете спросить, а почему такое внимание именно к монгольскому языку? Ну, хотя бы в память о монголо-татарском иге. Посмотрим на употребление слова «иго» в Новом Завете – «Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» [5]. «Эгида» – это щит, вообще защита по-гречески – «под эгидой ООН», например. «Эго» – Я по-латински, по-русски – самость. «Ягве» – бог, под защитой которого находился еврейский народ в повествовании «Ветхого» (то есть Древнего) Завета. «Яга» – порубежный персонаж, покровительствовавший смелому герою в русских сказках. «Игра» – лёгкое, весёлое занятие по-русски. Где орда остановила ордена, там народы и остались живы. В школе и институте вы сдавали совсем другое? «Иго – угнетающая, порабощающая сила; в узком смысле – гнёт завоевателей над побежденными»? Вот и правильно – такую хуйню, то есть информацию, лишённую энергии исторической правды, и надо было сдать её же авторам – культурным наследникам разбитых орденов. Себе этого оставлять ни в коем случае нельзя.

Продолжение следует…

[1] – https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%86%D0%B0_(%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC)

[2] – http://gumilevica.kulichki.net/maps/ebe07.gif

[3] – https://ru.wiktionary.org/wiki/%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C

[4] – Педагог (греч.). У греков ученый раб, сопровождавший детей своего господина в школу

[5] – (Мф. 11, 30)

Позиция Редакции

28 ноября 2018 г.