ПОЧЕМУ ЧЕМ МЫ БОЛЬШЕ РАБОТАЕМ, ТЕМ ХУЖЕ ЖИВЁМ

ИЛИ ДЕСЯТЬ СТРАНИЦ ВМЕСТО ТРЁХ ТОМОВ

От чего зависит наша жизнь, хотя бы в плане достатка? От производственных отношений, в которые мы вступаем. Поскольку эти отношения существуют только в нашем воображении, то предыдущее заявление лукаво в своей основе. Наша жизнь зависит от производственных отношений, которые мы создаём. Производственные отношения можно условно подразделить на непосредственные – «взяли и потащили» – и опосредованные – макроэкономические. При этом получается, что груз в результате перетаскивания в 2-3 раза не уменьшается, а оплата труда это делает с удручающей регулярностью. Кто нам мешает поднять качество макроэкономической деятельности до качества непосредственной?

Соотношение работы и уровня жизни, вынесенное в заглавие, может показаться удивительным. Казалось бы – чем больше картошки посадишь на своём огороде – тем больше соберёшь – «как потопаешь, так и полопаешь». Но тот мир, в котором нам предлагают жить, не то, что удивителен, а вообще похож на дурной сон.

Мы можем легко проверить достоверность этого утверждения в противоположной формулировке – «чем мы меньше работаем, тем лучше живём». Экономический взлёт 20 века полностью связан с переходом от 16/14/12/10-ти часового дня к 8-ми часовому, от 6-ти дневной рабочей недели к 5-ти дневной и укорочением рабочего года за счёт отпуска. Кроме того, с организацией пенсионного обеспечения сократился трудовой стаж, который до этого был пожизненным. Скачок в жизненных благах настолько велик и разнообразен, что читатели могут сами для себя его охарактеризовать, сравнив жизнь людей в начале 20 и 21 вв. И всё это произошло только потому, что мы стали меньше работать. Все блага, которые человек создаёт для себя, возникают отнюдь не за счёт величины и длительности его физических усилий. Физические усилия – это область, в которой преуспевают лошади, быки, слоны и трактора. Блага человеческой жизни создаются его мыслью и культурой. Именно поэтому чем мы меньше работаем и больше думаем, развлекаемся и мечтаем, что одно и то же, тем лучше мы живём. Это наблюдаемый факт и те, кто объясняют противоположное, целенаправленно стремятся к ухудшению нашей жизни.

Такое соотношение между работой и результатом просматривается не только на протяжении 20 века. 40 000 лет назад орудия труда человека были весьма примитивны, мозг составлял 1700-1800 кубических сантиметров, живопись была развита на современном уровне и в пещерах, где она сохранилась, не обнаружено следов древней копоти – то есть, она наносилась при некоптящем источнике света, а не при свете факелов или плошек с горящим жиром. Соотношение всех этих параметров существования человека свидетельствует о том, что ему хватало ума для того, чтобы примитивными орудиями добыть себе изобильное количество пищи, жить и своей жизни радоваться. Потом произошла так называемая неолитическая революция. Орудия труда развились от каменного топора до космических ракет, мозг рухнул до 1300 кубических сантиметров, т.е. на объём мозга шимпанзе! Искусство движется в сторону «современного» – к уровню шалашника или вискаши [1]. Что это означает? Это означает, что умственная деградация заставляет всё больше сил и средств затрачивать на добывание еды и всё меньше на культуру, в результате чего еды становится всё меньше и меньше, а средства её добывания всё сложнее и сложнее. Заявление о том, что труд сделал из обезьяны человека, мы оставим на совести его авторов и без проверки, а вот то, что современная работа, никак не являющаяся трудом, делает из человека обезьяну – это наблюдаемый факт [2].

Основной составляющей труда или культуры, что также одно и то же, является объединение людей для достижения общего результата. По сравнению с эффектом этого объединения, величиной индивидуальных усилий можно вообще пренебречь. Если мы употребляем какие-то эволюционные примеры, то именно этим объясняется то, что индивидуально, то есть анатомически человек никак не позаботился о своей защите от хищников и при этом не то, что выжил, а поставил под вопрос само существование хищников. Изобразим это соотношение диаграммой (рис. 1).

(рис. 1)

Допустим, у нас есть некоторая ресурсная база, численно её выразить нельзя, поскольку её основа – культура – числами не описывается. В этой ресурсной базе могут быть выделены некоторые участки. Эффективность как самой базы, так и её участков пропорциональна величине основания по закону пирамиды или, в данном случае, она будет относиться как высота к основанию треугольника. Вид треугольника не имеет значения. Если мы построим треугольник на основании всей ресурсной базы, то получим некоторую эффективность, если мы построим треугольники на каждом из участков, то эффективность будет меньше пропорционально количеству этих участков.

Собственно, по этой причине в современном мире корпорации стремятся сливаться, а не делиться, страны увеличивают свой размер либо путём захватов, либо путём союзов и частичного слияния административных и хозяйственных органов и т.д. Именно эффективность, возрастающая при объединении, позволяет содержать социальную сферу, образование, обеспечение безопасности и т.д. Они же в свою очередь обеспечивают единство функционирования ресурсной базы и создания ею соответствующей эффективности.

Если базу подробить на куски, то вся её эффективность будет на уровне одного куска. Можно захватить весь мир в любом значении этого слова, но эффективность от такого расширения базы не увеличится ни насколько. Можно это проиллюстрировать простыми арифметическими задачами. Например, если одна корова даёт в сутки 10 литров молока, то сколько молока в сутки будут давать полкоровы? А сколько две половины коровы? Или другая задача. Двое грузчиков заносят одно пианино на один этаж за 5 минут – за сколько времени одно пианино на один этаж занесёт один грузчик? Читатель эти задачи может счесть шуточными, но если он посмотрит на то, как организована его собственная трудовая деятельность, то он быстро убедится, что он сам к своей жизни и здоровью относится как к шутке – к злой шутке. Просто вашу работу организуют те, кто считает, что воду надо зачёрпывать растопыренными пальцами, а не пригоршней. Оно и понятно – всё, что у вас прольётся, достанется им.

Совсем нешуточный исторический пример. В 20 веке Германия дважды пыталась завоевать себе жизненное пространство. Что из этого получилось всем известно. Однако зададимся неприличным вопросом. А что случилось с предыдущим жизненным пространством немцев? Куда делась возможность жить там дальше? Всё очень просто. Сельскохозяйственные угодья были подроблены на арендные наделы размером иногда до полгектара. Вот и всё – сельское хозяйство не может никого прокормить, а промышленности некуда сбывать свою продукцию. То есть, Германия начала и проиграла две мировые войны по одной и той же причине – дроблению хозяйства на частные предприятия. Россия была противником Германии, хотя, конечно, это Германия была её противником, в обеих этих войнах.

Первая война была с грохотом проиграна. Российская Империя вступила в неё без тяжёлой полевой артиллерии, собственного производства тола, собственного производства оптического стекла и т.д., и т.д., и т.д. Армия была подготовлена соответствующим образом. Как был организован брусиловский прорыв? Артиллерия, в частности, была пристреляна и стреляла хотя бы во что-нибудь, а до этого артиллерийская подготовка заключалась в том, что «стреляли час». При «снарядном голоде» на фронте и голоде в стране у спекулянтов накопился двухгодичный запас снарядов и хлеба.

Последовавшая за империалистической Гражданская война именно поэтому и шла интенсивно 2 года. За что же воевали в Гражданскую войну? Было понятно, что и так нищую страну разрушат вообще до основания. Воевали за возможности, которые даёт общественная собственность. Победили те, кто вышеприведённые задачки про пианино решал ежедневно. Их ожидания оправдались. За 20 лет между Гражданской и Отечественной войнами Советская Россия стала не только одной из ведущих индустриальных стран, что является только средством, а ведущей, самой передовой социальной страной. Социалистической, то есть.

Гитлеровская Европа перед нападением на СССР обладала тройным превосходством в основных ресурсах – без такого превосходства нападать на кого-либо бессмысленно. Но Советский Союз произвёл за время войны в 5 раз больше вооружений – общественная собственность работала в 15 раз эффективнее. Всё потому, что по сравнению с дореволюционной Россией люди стали гораздо меньше работать и гораздо больше и разнообразнее развлекаться. Работа вообще была практически полностью поглощена трудом и стала одним из способов выражения энтузиазма и главным развлечением.

Возникает закономерный вопрос: а как же высокий уровень жизни достигается в ведущих капиталистических странах, несмотря на тотальную частную собственность. Ответ очень простой. В экономическом смысле этих стран просто не существует – ни Великобритании, ни США, ни тех, что поменьше и послабее. Это просто метрополии колониальных систем, живущие за счёт ограбления остального мира. Именно поэтому германское командование в обеих мировых войнах считало достаточным для победы над Британией организации морской блокады. Её население даже прокормить само себя не смогло бы. Британское командование в этом вопросе было совершенно солидарно с германским и стремилось любой ценой этой блокады не допустить. А вот такая страна как Северная Корея, в отличие от США и Британии, существует в реальности, поскольку способна жить в условиях блокады.

Для внесения окончательной ясности в вопрос о том, почему мы живём бедно, а культурные и цивилизованные страны богато (оставим эту констатацию на детском уровне), то разъясняем – они живут настолько богато, насколько вы их содержите. «До Революции Россия ведь всю Европу хлебом кормила», а после Революции сама кушать стала. Теперь опять кормим.

Почему в Советском Союзе, в «Совке», «всё было плохое, а в Европе всё хорошее»? Опять же, это заявление бытует в детской формулировке и рассматривать мы его будем также. Просто напомним, что со всего тамошнего хорошего они постоянно с голоду лезут умирать на русские штыки. «Матка! Курка, млеко, яйки!» – это не требование сытого человека [3]. Это очень важная структурная вещь. И элементная, и системная эффективность строятся на одной и той же ресурсной базе и, соответственно, конкурируют друг с другом. Если как, например, в Европе вложить все силы в качество элементов – почему «у них всё лучше» – то на системную эффективность не хватит ресурсов. Обратные примеры затрудняемся привести. В Советском Союзе ресурсы делились примерно поровну – элементная эффективность, или качество продукции, достигалась примерно на 50 процентов от возможного и системная эффективность, т.е. управленческая, тоже примерно на 50 процентов. В целом это была и остаётся наиболее эффективная система в мире. Все «экономисты» подчёркивали низкую производительность труда в СССР, но они считали индивидуальную производительность, а поднять вверх рыло и посмотреть на системную производительность труда им жирная шея мешала – в результате она была для них просто «достижениями». Если это не производительность труда, то разумеется, ГУЛАГ. На джиннов списывать такие вещи к тому времени уже перестали. В качестве примера можно привести соотношение возможностей космической техники. Американские инженеры характеризуют советские ракеты как ведро с болтами и керосином, которое надёжно летает, а свои – как высшее достижение всех представимых и не представимых технологий, которое надёжно не летает. Возможность ракеты летать – это не характеристика её элементов, это характеристика её системы.

Дальше выясняется ещё одна подробность – зависимость увеличения качества от количества вложенного труда. Она асимптотически приближается к некоему пределу – это означает, что до уровня 50 процентов, очень грубо говоря, увеличение качества прямо пропорционально вложенным усилиям. А вот где-то на уровне 80-90 процентов при огромном увеличении трудозатрат качество будет увеличиваться незаметно (рис. 2). Следовательно, рост качества выше 50 процентов теоретически возможного абсолютно разрушителен и разорителен. В этом случае в элементное качество абсолютно бездарно вбиваются те ресурсы, которые должны были пойти на создание системного качества.

(рис. 2)

Пролетариату эти обстоятельства абсолютно понятны, обывателям они непонятны совершенно – объяснять бесполезно. Отсюда и взялась идея диктатуры пролетариата. Как мы видим в настоящий момент, эта идея является совершенно злободневной, поскольку ни интеллигенции, ни чиновникам, ни предпринимателям, ни другим обывательским слоям оказалось абсолютно невозможно объяснить, откуда берутся пенсии, бесплатные квартиры, лучшее в мире бесплатное образование и все прочие вещи, которые мы считаем основой жизни [4]. Это всё равно, что объяснять обезьяне, зачем нужно сажать саженцы банановой пальмы.

Почему нельзя? Почему как обезьяне? Ведь они же люди, да ещё и развившие свой интеллект образованием и научными занятиями. Вот возможностями науки и воспользуемся, чтобы объяснить это наблюдаемое обстоятельство. Примем положение, что мышление человека осуществляется мозгом. Вопрос о том, чьё мышление его спроектировало, уже недоступен научной мысли [5]. Деятельность мозга развивается на базе информации, получаемой им от органов чувств. Так вот, основным органом, поставляющим эту информацию, является рука – именно поэтому информация так и называется – только рука непосредственно создаёт чувство формы. Все остальные впечатления о форме – только реконструкции на этой основе. Образование в ныне существующих формах имеет одну цель – осязательную депривацию подвергаемых ему.

Вот широко известная нейрофизиологическая картинка, на которой показано соотношение участков коры головного мозга, работа которых связана с различными частями тела (рис. 3). Как мы видим, информация, получаемая и сообщаемая человеком через руку, является более значимой, чем через любой другой орган чувств и почти достигает объёма их совокупного информационного потока. Что угодно может быть политическим – это, например, политическая физиология. Постараемся отразить последствия осязательной депривации на следующей диаграмме (рис. 4).

(рис. 3)
(рис. 4)

Хозяйственный механизм Советского Союза налаживал не профессор, не доктор экономических наук, а слесарь-лекальщик Михаил Иванович Калинин. Умственные возможности докторов и профессоров себя проявили сейчас, хотя их размер был известен всегда. Под их руководством человечество пришло к состоянию, когда оно занято производством и утилизацией мусора, а вскоре само превратится в радиоактивный мусор. Объяснение этого соотношения очень простое – мышление трудящихся создаёт длинные связи, а образованных классов – короткие. Просто характер деятельности такой…

Теперь подведём итог в качестве нахождения соотношения между работой и трудом.

Труд характерен именно для человека, потому что это «общественно полезная деятельность» – в зубах навязло. Главная проблема труда в этом смысле заключается в том, что мы об обществе ничего не знаем, мы даже о своих соседях ничего не знаем. Всякий раз, когда мы говорим об обществе – мы говорим только о вымышленном нами обществе. Будет ли этот вымысел общественно значим – зависит только от того, насколько похожим он будет на вымысел других людей. То есть, основная составляющая труда, то, зачем нужен человеку мозг – это выдумывание общества приятного для всех из каждой его точки и в каждый момент существования. Всё остальное – это не труд.

Как соотносится труд с работой? Примерно так же, как работа лошади при недоступности лошадям явления труда. Когда вы совершаете какие-либо действия, не контролируя их собственным вымыслом, то они будут заведомо разрушительны и для общества, и для вас. В условиях приватизации, то есть дробления ресурсной базы на участки и пропорционального снижения её эффективности, вы предоставляете свою работу в распоряжение приватизаторов. Они ваши аккумулированные усилия используют для дальнейшей приватизации, то есть дальнейшего дробления ресурсной базы и снижения ее эффективности (рис. 5). Потом они сами впадают в ужас от того, почему снижаются их прибыли – по причине их же приватизации. Теоретическое направление – побежать на четырёх ногах и захрюкать. Чем вы больше будете работать, тем хуже и страшнее вы будете жить, именно вследствие этого. Чем вы больше будете думать и организовывать жизнь всех в соответствии со своим вымыслом, тем больше ваша жизнь будет приносить радости, как вам, так и всем.

(рис. 5)

Если образование, которое предусматривает ваше превосходство над всеми, даёт вам возможность вступить со всеми в конкуренцию и приближает вашу культурность к культурности голодающих фашистских стран, не даёт вам возможности выдумать ничего хорошего, то для вас является доступным, по крайней мере, выдумывание мира, который организуют люди умнее вас. Это и будет доступным для вас трудом.

[1] – Шалашник это такая австралийская птичка, которая чтобы привлечь самочку использует не яркое оперение, а постройку из травы – «шалаш» наполненную разными красивыми с его и, вероятно, её точки зрения предметами – плодами, лепестками и т.д. Поскольку антропогенное влияние сейчас есть везде, в эти собрания часто попадает человеческий мусор – крышки от бутылок, обрывки упаковок и т.д.

Или вот вискаша – это довольно крупный южноамериканский грызун, который живет в пампе в норах и, поскольку ландшафт довольно однообразный, она для удовлетворения своих эстетических запросов собирает перед норой коллекцию разнообразных выделяющихся предметов – костей, блестящих камешков, причудливых веточек. Там можно встретить, в том числе, и оброненный ковбоем револьвер. В минуты отдыха вискаша сидит на холмике выброшенной из норы земли, смотрит на собранные ей достопримечательности и релаксирует.

«Современное искусство» двигается в том же направлении.

[2] – https://youtu.be/5oC5sI6A5uo

[3] – https://goo.gl/images/VAySfG

https://goo.gl/images/U1PN5H

https://goo.gl/images/B9yMNb

[4] – https://russianwasteland.ru/теория/395/

[5] – https://russianwasteland.ru/теория/440/

Позиция Редакции

12 марта 2019 г.