О ХОЗЯЙСТВЕ ХОЗЯЕВ

Объединить людей тупым насилием и ложью очень просто – они объединятся, чтобы этому противостоять. Обычная политика кнута и пряника – пряник отберут, а на кнуте вздёрнут. Нас хотят вычеркнуть из любой деятельности, которой мы занимаемся – пора исполнить это пожелание. Мы не «was born», а здесь вам не там!

Греческое слово «экономика» толкуют как «ведение домашнего хозяйства», сейчас перенесённое на организацию хозяйства общественного. «Ойкос» – дом, «номос» – закон, и по законам этого дома мы в нём скот тягловый и мясной (благодаря развитию трансплантологии и клеточной «терапии»). Есть ещё термин также греческого происхождения – «экология», где «ойкос» уже имеет значение «среды обитания». Ещё есть хорошее функциональное определение человека – «человек отличается от животных тем, что приспосабливает среду к себе, а не приспосабливается к ней». Экономика – это подчинение человека законам среды, действительно превращающее его в животное. Хозяйство – это механизм подчинения среды человеком, дающее ему свободу от внешних условий. Именно поэтому создана смесь этих терминов, замаскированная под «переводы». Но зачем обилие иностранных слов и переводы, если есть соответствующие слова в своём языке? Просто значение русских слов не устраивает организаторов экономики. Договориться о терминах с ними нельзя, потому, что у них и у нас совершенно разные взгляды на нашу судьбу, принадлежность хозяйственного механизма и место человека в этом механизме. Остаётся одно – преодолевать экономические пережитки в организации хозяйства.

Как мы и обещали в прошлой статье, сейчас разберём типы экономических моделей, выдвигаемые буржуазной наукой. Здесь, как вы убедитесь сами, ситуация с подменой понятий аналогична.

Особое внимание мы хотим уделить понятию «плановая экономика». Бытует мнение, что плановость характерна только для социалистического хозяйства, его обычно плановым и называют. Вот только современное капиталистическое производство базируется на плане даже в большей степени, чем экономики бывших стран социализма. Происходит это от того, что вследствие появления систем электронного планирования произвести расчёты, необходимые для организации производства и сбыта стало в разы выгоднее и проще. Да и ранее капиталисты не на авось полагались в ведении своего хозяйства, а на чёткие математические расчеты, начиная от затрат на необходимые материалы и величины потребительского спроса, заканчивая объемами получаемой прибыли и размерами налогообложения.

В прошлом тексте мы раскритиковали понятие государственной собственности, так как оно вносит сумятицу в понимание экономической системы в целом. Из этой невнятицы вырастает такая нелепая концепция, как смешанная экономика. Нелепа она потому, что является фикцией, и официальное определение её звучит так (+/-какой-либо параметр) «экономика, которая включает как частную и корпоративную, так и общественную, либо государственную собственность на средства производства». Про государственную собственность уже было сказано, корпоративная собственность представляет собой всего лишь объединение нескольких частников-владельцев акций. А общественная собственность в данном случае – это природные богатства, которые опять же находятся под контролем государства, т.е. внешнего представительства крупных частных структур в классовом обществе [1].

Теперь необходимо разобраться с реально существующими типами экономических систем. Каждой формации свойственен один единый тип экономики, имеющий чисто косметические поправки на территориальную специфику. Сейчас мы можем смело говорить о том, что во всём мире капитализм (за исключением разного размера малого количества очагов сопротивления, но об этом мы напишем как-нибудь позже), основывающийся на частной собственности. Уже две сотни лет буржуазные учёные ищут по всему миру примеры воплощения чистого рынка, тогда как это есть ни что иное, как мираж в бесплодной пустыне психопатически устроенного наёмного мозга, точнее того, что от него осталось.

Как мы ранее заметили, при современном развитии индустрии существуют всего два вида собственности, которые могут существенно влиять на организацию производства и распределения: частная и общественная [2]. Средства производства, находящиеся в личной, персональной собственности, оказывают на современную экономику исчезающе малое влияние (речь идет о мелких кустарях, единоличных крестьянах и т.п. – эта категория производителей ранее, как все мы знаем, являлась если не основной, то очень существенной). Из них исходят два типа экономики: капиталистическая и коммунистическая. Деление капиталистической экономики на рыночную, плановую и смешанную – банальная глупость. Отдельно стоит заметить, что в коммунистической формации соответствующий ей вид собственности уже не является собой в традиционном понимании, т.к. она более не способствует эксплуатации человека человеком. Навязываемое понимание частной собственности как права кого-либо владеть чем-либо лукаво в своей основе – частная собственность – это отрицание права владения этим всех прочих, лишение 90% членов общества прав собственности. Именно поэтому предпринимаются поистине титанические усилия по смешиванию понятий частной и личной собственности – чтобы заставить людей думать, что общественное владение предметами общественного пользования также нелепо, как и общественное владение предметами индивидуального пользования. Нет, нелепо именно личное – частное – владение предметами общественного пользования.

Ещё раз проясним этот вопрос. Человеку лично, индивидуально принадлежат одежда, жильё и т.д., которыми он пользуется сам – это личная собственность. Ему может принадлежать также станок, на котором работает он сам, эксплуатируя его как средство производства. Это тоже личная собственность. Когда же человек использует свою лично, персонально ему принадлежащую собственность для эксплуатации наёмных работников, присваивая таким образом прибавочную стоимость – то это частная собственность, а никакая не личная, поскольку она вовлечена в экономическую деятельность множества лиц, а не одного.

Чем же отличается хозяйство от экономики? Индивидуальной экономики не бывает – только хозяйство, потому что человек, чем больше делает, тем больше получает. При общественной производственной деятельности происходит дифференциация производства и присвоения, возникают неуправляемые рыночные явления и получается, что человек, чем больше работает, тем меньше получает из-за падения рыночных цен, а органы распределения стремятся ему как можно меньше заплатить – сэкономить.

Соответственно, общественное хозяйство и было устроено очень просто – как индивидуальное – люди старались как можно больше наработать, а им старались как можно больше заплатить.

Но это был не автоматический механизм, который быстро разладился. Автоматически он будет работать только когда национальный доход будет делиться на всех поровну.

Для рассмотрения любого предмета требуется понимание его в адекватном масштабе времени и пространства. Точно также требуется должная степень общности или абстрактности – например, если у кого-то что-то отняли, или же наоборот ему это подарили, то мы можем назвать оба этих события «имущественными отношениями» и на основании данного нами общего названия считать это одним и тем же. В одних случаях это будет адекватно, а в других нет. Вероятнее всего, с понятием собственности произошло нечто подобное. Ясно, что понятие собственности или принадлежности связано с распространением свойств одних объектов на другие. Но в случае личной и общественной собственности биологический субъект распространяет свои свойства на объекты внешней среды, в случае же частной собственности, несмотря на то, что частный собственник выделяется как биологический субъект, напротив, сама частная собственность как комплекс объектов внешней среды распространяет свои свойства на людей. То есть не люди используют капитал для удовлетворения своих потребностей, а, напротив, капитал нанимает людей, диктует им правила поведения, отношения, вид образования, продолжительность жизни и вообще давно уже мечтает прямо вмешиваться в их наследственность. Капитал владеет людьми по той причине, что он двигается энергией общественного производства, а управляется в частном порядке, то есть не управляем людьми в принципе. Действительно владеть люди могут только общественной собственностью, которая не только двигается энергией общественного производства, но и управляется общественным образом, то есть из каждой точки.

В структуре наших собственных организмов этот принцип реализован многократно. Излишние абстракции иногда сильно мешают. Энгельс указывал что основным противоречием капитализма является общественный характер производства и частный характер присвоения [3], но в реальности, самим же Энгельсом и описанной, основным противоречием является противоречие между общественным характером производства и частным характером управления. В машинном производстве это соответствует возникновению необходимости в гидроусилителе руля при увеличении мощности и размеров автомобиля и других конструкций.

Историографически все известные организованные общества были основаны на частной собственности. Советский Союз в первый период своего существования был основан на общественной собственности, но из историографии он последовательно вытирается, поэтому попробуем поработать просто с историографией. Во-первых, все фигурирующие в ней общества вымерли – некоторые оставили после себя только небольшие этнические группы, не оказывающие никакого существенного влияния на историю [4]. Кроме того, ныне не существует ни Латинской Империи, ни латинов, так же как не существует ни Эллады, ни эллинов. Даже их языки являются мертвыми. Здесь уместно поднять вопрос о норме – если нормальным считать нечто среднестатистическое, то нормальным окажется истребление окрестного человечества и собственное вымирание. Очевидно, что в этом случае нормой будет средняя патология. Другой взгляд на норму – это структурная гармония не предопределяющая прекращение собственного существования. Но её в выборке может просто не быть, даже чаще всего её нет. Представления об этой норме вообще не зависят от наблюдаемых случаев, так же как представление о медицинском здоровье и исправности механизмов никак не зависит от того, насколько больных, чем больных людей и каким образом сломанных механизмов вы наблюдаете. Более того, само разнообразие нарушений характеризует организацию нормы, иначе мы бы не распознавали их как нарушения, а само наличие множества паталогических – ведущих к вымиранию – вариантов свидетельствует о присутствии в эволюционной системе нормального. Если все рассматриваемые историографией общества вымерли, то это всего лишь след постоянно существующего нормального общества.

Что происходит в норме с движением вещества, энергии и информации в человеческом обществе? Иначе говоря – с трудом. Человеческий индивидуум направляет избыточную энергию, получая при этом удовольствие, как и при удалении из организма всего прочего избыточного, в адрес общества. Это постепенно в норме приближает структуру общества к структуре самого человека. В историографии этих явлений нет. В случае любой патологии – недостатка энергии, потери управления и т.п., энергия труда не доходит до общества, но позволяет на этом пути образовываться массе патологических структур. Общество в этот момент уже умирает, но эти структуры выдают себя за него. Вот механизм возникновения частной собственности и её отношений с естественными объектами, т.е. индивидуумами и обществом. Частная собственность и общество являются конкурентами как адресаты энергии труда людей. Аналогии частной собственности и онкологических заболеваний навязли в зубах, но поскольку мы развиваемся путём органопроекции – это не аналогии, а воспроизведение одних и тех же механизмов. Клетки в норме сообщают свою продукцию и сложность организму, а раковые опухоли перехватывают этот поток, подменяя собой организм и конкурируя с ним. И в том, и в другом случае – тут кто кого. Поэтому чисто биологическая реакция у людей, которые впоследствии считаются героями, то есть нормальными в восприятии окружающих, «настоящими» людьми – это умереть ради общества и умереть в борьбе с частной собственностью. Все животные (ограничимся ими) приспосабливаются к среде, т.е. среда приспосабливает их к себе, так же, как и частная собственность людей. Соответственно, частнособственническая историография органически переходит в частнособственническую «естественную историографию», т.е. эволюционную теорию, в которой люди возможно и являющиеся людьми сейчас, сказочным образом произошли от животных, т.е. заведомо не имели человеческого прошлого. Противоположный взгляд является уделом маргиналов, фриков, безграмотных людей и т.д. Поэтому мы его высказывать не будем и даже не будем обосновывать его общеизвестными эмбриологическими и сравнительноанатомическими фактами. Однако, приспособление организмов к среде, в том числе и социальных – это явление вторичное и патологическое и именно поэтому массовое.

Итак, перед обществами всегда было два пути – хозяйственный и экономический. Экономика со всеми её подпорками – образованием, наукой, культурой, религией – прямое нападение на вас как на людей, то есть хозяев хозяйства. Хозяйство – это власть всего внутреннего над всем внешним. Как организовать хозяйство благодаря образованию мы не знаем в принципе, так же, как и то, что такое добро и зло. Но добро от зла мы хотя бы иногда отличаем, не выдвигая никаких рациональных критериев. Хозяйство основано на тех же основаниях – оно должно исполнять должное – обеспечить всех жильём, например, без всяких внешних оснований и обоснований.

Но можно и с ними. Выше мы намеренно написали, что средства производства, находящиеся в личной собственности, оказывают исчезающе малое влияние на современную экономику. Так вот мы вас обманули. Но не только мы – можете сами навести справки в разных источниках и вы найдёте длинные списки средств производства и форм владения ими. Не будет в этих списках только одного – главного средства, которое придаёт производственный смысл всему остальному. Это главное средство производства – ваш собственный разум, которым никто, кроме лично вас, владеть не может и поэтому всё хозяйство является исключительно вашей личной собственностью. Те, кто утверждают другое – просто не дружат с разумом и им ничего не принадлежит.

Конец…

[1] – Следует заметить один момент: наиболее затратные, иногда даже убыточные отрасли национализируются и расходы на их содержание идут из бюджета, то есть перекладываются на плечи трудящихся в виде налогов, а отрасли, приносящие максимальный доход, передаются в частные руки. Например, к первым относится добывающая и перерабатывающая промышленность, ко вторым – машиностроение. Такая ситуация в Италии, например.

[2] – Почему всего два? Потому, что существует только два вида субъектов: 1 – индивидуумы и 2 – их сообщества. Других просто биологически нет.

[3] – «Производство становится общественным актом; обмен же, а с ним и присвоение продуктов остаются индивидуальными актами, актами отдельных лиц: продукт общественного труда присваивается отдельным капиталистом. Это и составляет основное противоречие, откуда вытекают все те противоречия, в которых движется современное общество и которые с особенной ясностью обнаруживаются в крупной промышленности.»

Энгельс Ф. «Развитие социализма от утопии к науке»

[4] – Шумеры – болотные арабы – есть? Есть. Ассирийцы есть? Есть. Копты есть? Есть. Но шумерского государства, Ассирии, Египетского государства времён фараонов – нет.

Позиция Редакции