МАНИФЕСТ РЕАЛИЗАЦИИ РЕАЛЬНОСТИ

О мироздании и материи, о себе и других мы можем услышать очень много умных слов. Единственный недостаток этого количества – его качество. В первую очередь нам объясняют, какими мы должны быть, забыв спросить нас самих, каковы мы есть. Это и есть идеализм – информационное насилие над природой человека и его знаниями о мире, в котором он живёт. Материалисту предмет его изучения сам сообщит о своей природе и сущности. В первую очередь материалист сообщает об этом сам себе. Как бы ни окончился неравный бой, победителем из него выходит тот, кто вступает в него в меньшинстве, защищая то, что ему дороже жизни. Это и есть марксизм.

«Буржуазия всё превращает в товар, а, следовательно, также и историю. В силу самой её природы, в силу условий её существования ей свойственно фальсифицировать всякий товар: фальсифицировала она также и историю. Ведь лучше всего оплачивается то историческое сочинение, в котором фальсификация истории наиболее соответствует интересам буржуазии.»

Ф. Энгельс

Из фрагментов к работе «История Ирландии»

«Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма. Все силы старой Европы объединились для священной травли этого призрака…» [1]

Призрак? Но призрак – это то, что было когда-то живо, чаще всего неупокоенная душа убитого, и осталось в этом мире для того, чтобы мстить своим убийцам. Однако речь идёт о том, что призрак должен материализоваться в неопределённом будущем. Здесь логика не бьётся – неужели у Маркса и Энгельса не было в запасе других художественных образов для описываемого направления мысли? Разумеется, были. Например, почему бы не написать: «Ангел коммунизма простёр свои крылья над Европой. Все силы старой Европы объединились для того, чтобы отогнать этого ангела: папа и царь, Меттерних и Гизо, французские радикалы и немецкие полицейские». Согласитесь, получилось бы куда более хлёстко и привлекательно для читателя.

Маркс вступил в битву не с идеализмом, а с давившими на него идеями устройства общества. Противоположный идейный строй он причислил к материализму. Было бы наивным считать, что это разные методологии, различие между которыми состоит в том, какое значение они придают тем или иным группам фактов. В силу окончательной непознаваемости материи всякий материализм гораздо более идеалистичен и мистичен, чем любой идеализм. Идеализм и материализм – это просто два противоположных властных предписания дальнейшей судьбы мира.

Но и до этого момента мир имел свою реализованную судьбу, оставившую свои наблюдаемые вещественные следы. Мы здесь намеренно избегаем употреблять по-разному понимаемый философский термин «материя» [2]. Простого анализа этих обстоятельств достаточно для того, чтобы понять, что эта последовательность следов ведёт к одному своему продолжению и не ведёт к другому. Человеческое отношение к окружающему миру, «природа человека» сформировалось также исторически, дана нам в ощущениях и должна соответствовать вещественным следам условий своего формирования.

Именно поэтому Маркс и опирался на две области источников сведений для своего исследования, если это вообще было исследованием. Первая область – это его собственное внутреннее отношение к окружающему его миру. И вторая область – это объективно наблюдаемые параметры существования окружающего мира. Это и есть материалистический метод Маркса. Играл со смертью и писал фундаментальные – то есть разрушающие идейный фундамент капиталистического общества – труды он, конечно, для собственного удовольствия, но адресовал это послание нам. Поэтому рассмотрение творчества Маркса мы пока отложим и начнём с себя.

Первый абсолютно достоверный материальный факт, который мы можем установить путём наблюдения внутренней реальности – это то, что окружающий нас мир бесчеловечен, отвратителен и существовать не может и не должен. Следовательно, он никогда исторически значимо не существовал, поскольку не оставил материальных следов в психической организации людей. Это интегрирующий факт, обладающий высшей силой аргументации, поэтому дальнейшее исследование внутренней реальности мы оставим в стороне.

Теперь перейдём к исследованию фактов внешней реальности. Наиболее продуктивный путь – это исследовать её актуалистически. Всё, что сейчас определяет основы нашей жизни, создано общественным производством, в смысле общественной собственности, но ныне оказалось в руках буржуазии. К безусловным современным достижениям этой буржуазии следует отнести то, развитие чего она не прервала при установлении своей власти. Это просто допиливание советских технических систем советскими инженерными школами. Вся остальная техносфера деградирует со скоростью ещё большей, чем она строилась.

Вся крупнейшая постсоветская буржуазия имеет чисто искусственный характер, то есть некоторые лица просто были назначены своим сообществом владельцами крупных предприятий. Историография того времени вместо реальных событий предлагает нам принять на веру фэнтези вроде того, что шёл человек мимо залогового аукциона, решил зайти и купил себе «Норникель» [3], а проходили бы вы, так и вы бы купили. Что-то вроде того, как шёл мужик мимо камня – видит из него меч торчит, выдернул и стал король Артур – вы бы проходили, так и вы бы стали. В другой раз не проходите ни мимо залоговых аукционов, ни мимо камней с мечами.

В постсоциалистическом Китае буржуазия имеет точно такое же происхождение. Там действительно наблюдается промышленный рост и модернизация, но структура общества такова, что они могут происходить только при допущении Китая на внешний рынок. Как только этот доступ закроется, что уже происходит, немедленно произойдет коллапс по чисто социальным причинам. Доступ же на внешний рынок Китаю открыт только до тех пор, пока он обеспечивает зверскую эксплуатацию собственного населения и присвоение его неоплаченного труда теми же самыми инвесторами, которые ранее назывались колонизаторами и которые вкладывают в экономику Китая свои деньги, награбленные в Китае.

Что мы можем узнать о прошлом нашего мира, опираясь на анализ его вещественных следов? Первое, что бросается в глаза – то, что наши города завалены грунтом от половины этажа до шести этажей. Когда мы идём по улице, то видим несуразные, торчащие из земли и собирающие всю грязь окна «цокольных/полуподвальных» этажей, а земляными работами на тех же улицах вскрываются под этими окнами двери, находящиеся на уровне погребённых мостовых. Это материальная картина. Объявление всего этого культурным слоем – идеализм. Именно поэтому мы – материалисты.

То, что не бросается в глаза – гигантские стальные конструкции – каркас купола Исаакиевского Собора, «Левиафан» и т.д., которые были волшебным образом созданы до изобретения способов промышленного производства стали [4]. Прочие неувязки материальных следов истории и идеалистических её описаний мы благодаря обилию опубликованных в сети исследований рассматривать здесь не будем.

Обрушение, по крайней мере, на города многометрового слоя грунта, [5] конечно же, прекратило существование предшествовавшего общества. Наиболее обоснованной датой этого события мы считаем 1842 год [6].

Теперь вернёмся к предыдущей генерации нашей буржуазии – морозовым, путиловым и т.д. Эти «сверхлюди», не имея в большинстве какого-либо специального образования, без подготовленных кадров, без дорожной сети, в неграмотной крестьянской стране разворачивали сверхсовременные производства в фантастически короткие сроки. Причём здания, которые они «строили», строились ими в уже погребённом виде. Никакой реальности эти данные не соответствуют, а благодаря проведённому нами актуалистическому исследованию, мы можем уверенно заключить, что эта историография создана в целях легализации захвата мародёрами общественных производств [7].

Как мир был устроен в более удалённой истории? Волшебных монгольских коней, преодолевавших ежедневно 50 км по бездорожью, мы обсуждать не будем. Что происходило в античности? Среди богатого наследия Маркса есть такое замечательное достижение, как формационный подход, известный также в биологии как принцип корреляции Кювье. Он состоит в том, что одни стороны жизни общества находятся в соответствии с другими. Например, политические свободы населения жёстко связаны со сложностью и развитием средств производства. Любые построения, игнорирующие это наблюдаемое обстоятельство, могут быть отнесены только к жанру фэнтези. Так вот античность, как она описывается сейчас, была рабовладельческим обществом, достигшим превосходящих современные высоты в развитии искусства, архитектуры и почти современного уровня развития вычислительной техники [8]. Из античных государств наибольшего развития достигла Римская Империя благодаря небывалому прогрессу институтов управления. При этом, числами в римской записи вообще невозможно оперировать, то есть вы не можете произвести даже самых простых вычислений, не говоря уже о тех, что требуются для постройки акведуков или обеспечения военных действий. Описание античности, принятое Марксом – это очевидное фэнтези, о чём автор формационного подхода не мог не знать. На рабовладельческом базисе такая надстройка возникнуть не могла. Сам Маркс является автором другого фэнтези – о первобытном коммунизме с палкой-копалкой в качестве основного средства производства. И сейчас, и тогда было ясно, что такое положение к развитию культуры никак не ведёт, это может быть только этапом одичания. Кто является автором фэнтези об античном мире? Очевидно, что буржуазия, перенёсшая господство эксплуататорских классов и их прогрессивное влияние на общество в якобы некогда бывшее прошлое и этим обосновавшая своё господство в настоящем.

Любую собственность, а тем более не праведно добытую, нужно защищать. Вряд-ли новые хозяева, у которых технических возможностей для этого было гораздо больше, чем сейчас, позволили бы рассказывать о том, что вся эта «их» собственность только что принадлежала всем не только в вещественном смысле, но и в смысле радовала, а не убивала и угнетала. Актуалистичная ситуация, не правда ли? Скорее всего, в этот период цензура была настолько жестокая, (тем более что трупов, образовавшихся по естественным причинам, никто не считал [9]) что она отразилась в историографическом фэнтези о средневековой инквизиции [10]. В этих условиях Маркс, конечно, мог подробно и ясно описать то общество, в котором он жил, изучал отвлечённую философию [11] и мечтал о будущем, но мы бы об этом ничего не узнали, потому что пепел читать нельзя. О самом Марксе, соответственно, тоже. Но буржуазия считала вполне возможным распространение различных фэнтези как с полезной для неё начинкой, так и могущей быть опасной, точно также как и сейчас. Поэтому мы считаем, что Маркс и избрал не смертельную для себя форму фэнтези для описания принципов устройства общественно-экономической формации, современной его молодости. Если буржуазия перенесла современные ей события в далёкое прошлое, то Маркс буквальное описание недавнего прошлого перенёс в далёкое будущее и оформил как прогнозы. В прошлое, конечно, тоже, причём в фантастически более древнее, чем это сделала буржуазия. Тут уж как в любой историографии – «кто больше!».

Вот, собственно, и ответ на многочисленные загадки Маркса. Одна из многих, но не находящаяся непосредственно в текстах – это загадка его семейной жизни. Несмотря на возможное блестяще обеспеченное будущее, его семья жила в нищете, хотя оба супруга происходили из «высших слоёв» общества, которых в них в реальности не было. И Карл, и Женни просто продолжали жить в милом им мире, но уже в состоянии войны, не предавая его.

Другая загадка – его энциклопедичность, текстуальная плодовитость, прозорливость и самоотверженность – в смысле самоприсвоенность. Он принадлежал сам себе, своим желаниям, и в окружающем мире всё занимало только то место, которое он назначил. В отличие от тех, кто действительно отверг сам себя и чьи желания присвоены окружающим миром. Вероятнее всего, это общий уровень культуры того времени. Явно люди, которые создавали и эксплуатировали корабли технического уровня «Левиафана» и построили благоустроенные города по всей планете, были заметно культурнее тех, кто их угробил. В таком соотношении капитализма и «предшествовавшего» ему общества мы также можем убедиться актуалистически.

Третья загадка – это то, почему он проектировал бесклассовый мир, совершенно иной, чем тот, в котором он якобы «родился и вырос» и об истории которого мог прочитать? Потому что он ничего не проектировал, а просто описывал реальность, существовавшую до 1842 года, а того, о чём можно прочитать – никогда не было.

Следующая загадка – это многочисленные методологические и логические нестыковки и неувязки, на которые не любят обращать внимание, но которые не помешали ему сделать верный прогноз. Поскольку прогноз не был прогнозом, то, собственно, от методологического аппарата прогнозирования точность этого «прогноза» никак не зависела.

«Пролетариат использует своё политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил» [1]. Это заявление столь исторически точно, поскольку легко может быть переписано как на реконструируемую ситуацию 1842 года, так и на актуальную – «буржуазия, воспользовавшись катастрофой и организовавшись как господствующий класс, вырвала все средства производства из рук пролетариата (вообще трудящихся), превратила их в свой капитал и возможно более быстро уменьшает сумму производительных сил».

И, уж конечно, по выше изложенным «техническим причинам», Маркс должен был признать, и даже обосновать прогрессивную роль буржуазии и написать «что-нибудь русофобское». Последнее выглядит особенно забавным, если знать о его реальном отношении к России и с Россией [12]. Но, sapienti sat…

Пришлось признать и «зеницу ока» идейного господства буржуазии – тезис о формировании человеческой личности обществом, а человека вообще – средой, дающий индульгенцию любому палачеству и зверству владельцев «общества». Такое описание направления определяющего влияния не согласуется не то, что с наблюдаемой материальной, а прямо с вещественной реальностью – чтобы понять, зачем это было написано, достаточно было просто прочитать слово «материализм».

«Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» написал он в одном из трудов [13] и закончил предисловие к нему словами: «… у входа в науку, как и у входа в ад, должно быть выставлено требование:

«Здесь нужно, чтоб душа была тверда;

Здесь страх не должен подавать совета»» [14]

Не написано – «входя в науку, как на пороге храма …». Маркс прямо сообщает читателю, что он пишет «научное» послание из ада, что та наука, в которой он находится – это ад – местообитание Лукавого, и о том, что душа (сознание) в реальности первична в отношении любого бытия, если не дать волю страху. А также о том, что это послание по форме может быть только таким, каким сможет покинуть пределы ада. И его поняли правильно – ведь он обращался к тем, кто сам оказался душевно и физически в реальном аду послекатастрофной промышленности [15]. В вульгарном (от vulgus (лат.) – «народ, народная масса; толпа, чернь») изложении приведённое выше высказывание Маркса преобразовалось в формулу «бытие определяет сознание» и приобрело должную неопределённость, направляющую любого задумывающегося к формуле коммунистического общества «бытие определяется сознанием». В работе «Анти-Дюринг» Энгельс написал её в виде «… из царства необходимости в царство свободы»! [16] В этой же работе, прямо в том же абзаце, он написал: «то объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей…» – обрушившимися сверху потоками грязи, позволившими социальной грязи всплыть и заживо похоронить людей ещё и под собой, навязав им свою историю. «During» по-английски – «в течение», так что «Анти-Дюринг» вполне может восприниматься как призыв двигаться «против течения» этих самых потоков грязи.

Так о чём же нам сообщает слово «материализм»? О том, что бытие Карла и Женни Марксов, Фридриха Энгельса определялось их сознанием, о том, что они обращались к отдельным людям и классу, чьё сознание определяет судьбу материи, своё собственное бытие и бытие всего общества. О том, что «социалистическое, коммунистическое общество» – это просто тавтология – «общественное общество». О том, что «буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества» [13], то есть о том, что это вообще не история человеческого общества. Если люди формируются обществом – «общественное бытие определяет их сознание», то как они могли возникнуть в нечеловеческом «обществ(е), которое противостояло им»?! О том, что достойные адресаты послания Маркса и Энгельса противопоставили своё сознание окружающему их антиобщественному бытию общества и подчинили общественные отношения требованиям сознания. Это и есть материальные, наблюдаемые в объективной реальности отношения бытия и сознания. Трудовая теория стоимости Маркса – об этом же. Никакая это не теория – ведь ничего другого в природе не наблюдается. Именно сознание человека в процессе труда определяющим образом меняет вещество, превращая его в орудия, предметы потребления и во всё, чего оно требует. Чтобы додуматься до того, что к общественным отношениям, которые находятся ТОЛЬКО в сознании, это относится в равной степени, достаточно просто прочитать слово «материализм» и вспомнить забытое искусство видеть всё таким, как оно есть… Сознание людей именно потому и преобразует общество, что не имеет общественных источников своего происхождения и независимо от внешних условий создаётся внутренней структурой человека.

Исторически не только слово «материализм» оказалось очень сложным для прочтения, но и тексты основоположников современного его понимания – даже для их современников. «Согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу. Экономическое положение – это базис, но на ход исторической борьбы также оказывают влияние и во многих случаях определяют преимущественно форму ее различные моменты надстройки: политические формы классовой борьбы и ее результаты – государственный строй, установленный победившим классом после выигранного сражения, и т. п., правовые формы и даже отражение всех этих действительных битв в мозгу участников, политические, юридические, философские теории, религиозные воззрения и их дальнейшее развитие в систему догм.» [17]

«Отражение всех этих действительных битв в мозгу участников» одних возвышает над реальностью и делает её субъектами, других же превращает в объекты, сами себя не только уравнивающие со средствами производства, но и ставящими себя в их подчинение. Последними постоянно пополняется скорбная историческая процессия «господствующих», то есть потерявших способность производить жизнь, классов. Средства производства – это только субстрат истории, и в этом смысле её базис. Субъектность человека – его «производство и воспроизводство действительной жизни» – лежит в основе всех внешних исторических событий и является базисом истории в этом смысле. Материализм производит реальность, идеализм торжествует в собственном воображении – «каждый выбирает для себя», быть ему субъектом или субстратом истории.

В современной нам реальности материализм распространяется в оболочке фэнтези с драконами, волшебством и космолётами. Но под этой оболочкой всегда одно методологическое содержание – есть только сознание человека и внешний мир. И сам человек, и внешний мир будут иметь только такие свойства, какие им придаст сознание. Маркс и Энгельс формально скрыли констатацию этого очевидного обстоятельства в философской наукообразной оболочке, да ещё и написали «наоборот», чтобы при любом соприкосновении с материей оно высекало искры, освещающие тьму буржуазного просвещения.

Исходя из своих интересов буржуазия к таким образом оформленной теории собственного свержения была терпима, поскольку могла её использовать для вынесения вопроса революции (в смысле возвращения общества в нормальное состояние) из области злободневной практики в область умственных упражнений одного из философов. Это и сейчас происходит.

Как мы видим, злейшими врагами учения Маркса являются академические марксисты вне зависимости от места службы. Если у этих людей ещё осталась совесть, то их личной трагедии можно только посочувствовать. Они научно и академично изучают изящно стилизованную под научную теорию фантазийную часть его творчества – могли бы с таким же успехом изучать «Властелин колец» или вселенные «Dragon Age», «Mass Effect» и «Red Faction», но совершенно игнорируют, воспринимая как прогнозы и предположения, буквальное – синоптическое и иконографическое – описание Марксом современной ему действительности.

Реальный мир, вытесненный буржуазными наукой и образованием в область фэнтези, и есть материальная среда исторического формирования наших сегодняшних желаний, а наши желания являются материальным фактом, свидетельствующим о реальном существовании этого мира.

Именно сегодня, именно мы находимся в том положении, которое Маркс вынужден был имитировать и которое, соответственно, было ему приписано. Мы, а не Маркс должны спроектировать новый мир на старых как мир основаниях. Создание фэнтези из реальности, по крайней мере, с 1842 года является деятельностью вполне легальной. Создание реальности из фэнтези – легитимной всегда.

Реальность – это то, что мы реализуем!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

P.S. Маркс и Энгельс совершенно чётко определили круг правопреемников и собственников своего интеллектуального наследия. Это пролетариат – в смысле фабрично-заводской рабочий класс, а никак не «пролетарии умственного труда» и не «информариат». Каждый класс создаёт свою, специфическую именно для его роли в разделении труда и доходов, форму общественного сознания. Пролетариат к настоящему моменту достаточно усложнил средства производства информации, чтобы распространить на общество сложность и созидательность своего мышления. Вслед за средствами производства информации пролетариат приступил к преобразованию само́й социально значимой информации. В этой области также, как и во всех остальных, «освобождение рабочего класса есть дело рук самого рабочего класса». В настоящий момент пролетариат перерабатывает накопленную научную информацию на основаниях внутреннего и внешнего соответствия частей и целого, руководствуясь которыми он постоянно преобразует прочие орудия и предметы своего труда. [18]

Буржуазные исследователи реальности, авторами которой они не являются, заявляют о своём исключительном праве на интеллектуальную деятельность вообще и на любое интеллектуальное наследие, в том числе и оставленное Марксом. Всевозможными завываниями о «научности» они прикрывают притязания на право владения реальностью как таковой. Более того, они всеми способами, в основном совсем не интеллектуальными, защищают это своё самозваное право – «нет такого преступления, на которое не пойдет капитал ради прибыли …» [19].

Редакция не признаёт никаких авторитетов. Если читателям для сохранения душевного спокойствия всё-таки необходимы отсылки к авторитетам, то это может быть только авторитет авторов реальности.

[1] – «Манифест Коммунистической партии» Карл Маркс и Фридрих Энгельс

[2] – «Мате́рия (от лат. Materia «вещество») – физическое вещество, в отличие от психического и духовного. В классическом значении всё вещественное, «телесное», имеющее массу, протяжённость, локализацию в пространстве, проявляющее корпускулярные свойства. В материалистической философской традиции категория «материя» обозначает субстанцию, обладающую статусом первоначала (объективной реальностью) по отношению к сознанию (субъективной реальности): материя отражается нашими ощущениями, существуя независимо от них (объективно)». Википедия.

Из столь точного определения не ясно, являются ли материальными физические поля, а также навязчивые галлюцинации, безусловно отражаемые ощущениями независимо от них… В вопросах психических и духовных веществ мы, к счастью, вообще не приобрели никакой компетенции и вам не советуем…

[3] – https://popecon.ru/63-zalogovye-aukciony-v-1995-godu-kak-yukos-sibneft-i-nornikel-dostalis-chastnikam.html

[4] – Сооружение куполов Исаакиевского собора завершено в 1838 г. (началось их золочение). В качестве материала металлоконструкций иногда указывается чугун, не обладающий необходимыми конструкционными свойствами. Имеется изображение 1817 г. весьма сходного с современным здания на том же месте, с указанием, что его постройка окончена в 1812 г. (http://www.clumba.su/wp-content/uploads/2015/03/isaakii-do-1817goda.jpg), а также 1827 года (https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/btv1b85950982/).

Корабль «Левиафан» (после спуска на воду – «Грейт Истерн») строился с 1854 по 1857 г. (http://fofoi.ru/samyj-bolshoj-korabl-19-go-veka/).

Бессемеровский процесс (кислая футеровка конвертера) разработан англичанином Г. Бессемером в 1856-1869 гг. и позволяет перерабатывать чугун с низким содержанием фосфора и серы и достаточным количеством кремния.

Томасовский процесс (основная футеровка конвертера) был предложен С. Томасом в 1878 г. для переработки чугуна с высоким содержанием фосфора.

Началом существования мартеновского процесса можно считать 8 апреля 1864 года, когда П. Мартен на одном из заводов Франции выпустил первую плавку.

[5] – https://www.youtube.com/watch?v=2qQfQm4DKxo

[6] – https://www.youtube.com/watch?v=ZUkwJlLDgmY, https://www.youtube.com/watch?v=G36iVqt0DaE,

[7] – https://www.youtube.com/watch?v=W-OQH4-fluY,

https://www.youtube.com/watch?v=TuhiibCI5pI, https://www.youtube.com/watch?v=hvbAFNyPaSc, https://www.youtube.com/watch?v=bc3EwGAoXh4, https://www.youtube.com/watch?v=Y5Bbvwe_lAI

[8] – https://www.kramola.info/vesti/letopisi-proshlogo/tayny-antikiterskogo-mehanizma-0

[9] – https://www.youtube.com/watch?v=0sZ5vaJZhTk, https://kadykchanskiy.livejournal.com/573608.html

[10] – Инквизиция была создана в 1215 году, имела длительную историю, в 1908 году была переименована в Конгрегацию доктрины веры и, соответственно, благополучно существует и действует до сих пор. Назначение организации – «обнаружение, наказание и предотвращение ересей». Ересь (др.-греч. αἵρεσις — «выбор, направление, школа, учение, секта») — сознательное отклонение от считающегося кем-либо верным религиозного учения, предлагающее иной подход к религиозному учению.

Свобода выбора и творчества, подобная свободе Бога находится в основе вероучения как в ветхо-, так и новозаветном изложении:

«И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.» [Быт. 1. 27, 28.]

«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и позна́ете истину, и истина сделает вас свободными.» [Ин. 8. 31, 32.]

Таким образом, инквизиция является наиболее выраженным примером смертельного противостояния верующих и религиозных организаций.

В основе деятельности инквизиции лежал простой политэкономический интерес – воспрепятствовать развитию машинного способа производства, разрушающего производственные отношения и социальную структуру феодальной формации, «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6.21). В беллетристической оболочке эти обстоятельства частично изложены Сервантесом в романе «Дон Кихот» – «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». В современной форме они достаточно полно изложены в фильме «Анжелика — маркиза ангелов». На сколько сейчас можно понять конфигурацию интересов, крупные феодальные собственники (включая церковь) нуждались в уничтожении инженерно-организаторских кадров, порождаемых современной им общественной обстановкой, а за выполнение этой работы с исполнителями расплачивались, помимо имущества, возможностью завладевать любой привлекательной женщиной (далее – цензура). Для феодалов это ничего не стоило, а для «лиц, склонных к …» такое вознаграждение было более мотивирующим, чем любые имущественные приобретения. Эти обстоятельства в очень лёгкой форме изложены в фильме ужасов «Колодец и маятник» (1990) по одноимённому рассказу Эдгара По.

В настоящее время развитие производительных сил угрожает уже существованию капиталистических производственных отношений и торможение их развития уже началось – пока в относительно мягкой форме деиндустриализации и разрушения образования. Для сохранения отжившей формации этого явно недостаточно, и мы вполне можем ожидать возрождение инквизиции с целью массового уничтожения инженерно-организаторских кадров, но уже на стадии капитализма.

Существование средневековой инквизиции, как и самого периода средневековья, требует в настоящее время поиска специальных доказательств, существование инквизиции в настоящий момент, несмотря на наличие текстуальных указаний на это, не может быть установлено непосредственно, но наличие политико-экономических условий для возобновления её деятельности наблюдаются каждым, ежедневно и повсеместно.

[11] – Резкое изменение направления мышления Карла Маркса в 1842 году:

«Тетради по истории эпикурейской, стоической и скептической философии» (1839), «Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура» (1841), «К критике гегелевской философии права» (1843), «Экономическо-философские рукописи» (1844) и т.д.

[12] – В 1870 г. К. Маркс был избран представителем Русской секции в Генеральном совете Интернационала.

«…Россия представляет собой передовой отряд революционного движения в Европе».

«Если русская революция послужит сигналом пролетарской революции на Западе, так что обе они дополнят друг друга, то современная русская общинная собственность на землю может явиться исходным пунктом коммунистического развития».

Из предисловия к Манифесту Коммунистической Партии. Карл Маркс, Фридрих Энгельс Лондон, 21 января 1882 г. (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 19, стр. 305.).

Маркс и Энгельс о России, русской общине и Чернышевском: http://hrist-commun.narod.ru/marx_engels_chernyschevsky.htm

[13] – «К критике политической экономии». К. Маркс 1859 г.

[14] – «Qui si convien lasciare ogni sospetto;

Ogni vilta convien che qui sia mort».

Данте Алигьери «Божественная комедия»

[15] – «Положение рабочего класса в Англии». Ф. Энгельс 1845 г.

[16] – «То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь (при социализме. — Сост.) их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы».

«Анти-Дюринг» (отд. 3, гл. 2) Фридрих Энгельс 1878 г.

[17] – Источник: Энгельс – Йозефу Блоху в Кёнинсберг. Лондон, 21 [-22] сентября 1890 г.

[18] – https://www.youtube.com/user/avtocraft

[19] – «Капитал», — говорит «Quarterly Reviewer», — «избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому. Доказательство: контрабанда и торговля рабами».

T. J. Dunning, цит. соч., стр. 35, 36.

Позиция Редакции

18 февраля 2019 г.