МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ДИАЛЕКТИКА. ЧАСТЬ I

Развитие мироздания не может описываться тремя законами. Познавательная неисчерпаемость материи не позволяет её описать любой рационально понимаемой системой законов. Любая такая попытка немедленно обрушивает мышление в идеализм. Материализм существует только в процессе постоянного выдумывания этих законов. Поэтому авторы трёх законов диалектики безусловно были материалистами, а повторятели и доказыватели этих законов – мракобесными идеалистами. Поэтому их авторы совершали подвиг, а повторятели – платное предательство. Стремление к труду опять кипятит человеческий разум, как оказалось, по тем же физическим причинам, которые кипятят звёздную плазму. Двигаясь в том же направлении, что и авторы диалектического материализма, этой работой мы делаем свой вклад в собственное освобождение. *
* Данная работа предваряется материалом «AUS SCHEIßE UND STÖCKEN» в четырех частях, настоятельно рекомендуем перед прочтением нижеследующего ознакомиться с предшествующим.

Список новых законов диалектики:

1) Главный – отправной – закон диалектики – ПОСТОЯННОЕ ВЫДУМЫВАНИЕ ЕЁ НОВЫХ ЗАКОНОВ И ПЕРЕПРИДУМЫВАНИЕ СТАРЫХ НА РАНЕЕ НЕ ИЗВЕСТНЫХ ОСНОВАНИЯХ.

Утверждение. МАТЕРИАЛЬНОЕ – ЭТО НЕ ВНЕШНЕЕ ПО ОТНОШЕНИЮ К СОЗНАНИЮ И НЕ ИЗВЕСТНОЕ.

Утверждение. ОТДЕЛЬНЫЕ ОБЛАСТИ ЗНАНИЯ НЕ ДАЮТ ОТВЕТЫ, А ФОРМУЛИРУЮТ ВОПРОСЫ.

Утверждение. СВОБОДА – ЭТО ОБЪЕДИНЕНИЕ ТЕЛ ПО ПРИНЦИПАМ ОРГАНИЗАЦИИ САМИХ ТЕЛ или ЭВОЛЮЦИЯ – ЭТО РАСПРОСТРАНЕНИЕ СЛОЖНОСТИ ПРЕДЫДУЩИХ УРОВНЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ МАТЕРИИ НА ПОСЛЕДУЮЩИЕ.

Утверждение. РАЗУМНОЕ СОСТОИТ ИЗ РАЗУМНОГО

2) Закон ВСТРЕЧНОГО ВРЕМЕНИ (и, следовательно, ВСТРЕЧНОЙ ЛОГИКИ).

3) Закон НЕПОСРЕДСТВЕННОГО СООБЩЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ РЕЧЬЮ.

4) Закон ПЕРВИЧНОСТИ ЦЕЛОГО (и в этом смысле – СЛОЖНОГО). Ещё одна его формулировка – закон ПРОИСХОЖДЕНИЯ ПРОСТОГО ОТ СЛОЖНОГО. Был известен как второе начало термодинамики. Одна из важнейших формулировок – закон ПОСТОЯННОЙ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ПЕРВИЧНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В ОТНОШЕНИИ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА.

5) Закон ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОГО ДОПОЛНЕНИЯ, симметричный закону отрицания отрицания.

6) Закон ОДНОВРЕМЕННОСТИ И ПОВСЕМЕСТНОСТИ ДЕЙСТВИЯ ВСЕХ ЗАКОНОВ (был сформулирован уже давно и не нами).

7) Закон НЕИЗВЕСТНОСТИ ОБЩЕГО.

8) Закон САКРАЛЬНОСТИ ЗНАНИЯ.

9) Закон СТРЕМИТЕЛЬНОСТИ ПОЗНАНИЯ.

10) Закон КОНКУРЕНЦИИ ЭЛЕМЕНТОВ И ЦЕЛОГО (ИХ СИСТЕМЫ)

11) Закон ПЕРИОДИЧНОСТИ. Был давно известен, но не была ясна природа общности как закона.

12) Закон ВОЗРАСТАНИЯ ЦЕЛОСТНОСТИ. Более общий, чем закон количественно-качественных переходов.

13) Закон ПЕРВИЧНОСТИ ФУНКЦИЙ В ОТНОШЕНИИ СТРУКТУР

Диалектика – это вид мышления как деятельности, поэтому сначала – как и в других случаях – маленькая инструкция по технике безопасности. Всё, что мы делаем – начиная с молотков и иголок и заканчивая атомными электростанциями и политическими системами – представляет очевидную опасность при небрежном обращении. Но это только слабые внешние выражения нашего мышления и из того, куда направлено протекание усложняющих процессов, ясно, что пренебрежение правилами техники безопасности при работе с ним грозит гораздо более масштабными катастрофами, чем взрыв атомной электростанции или ядерная война – ведь в этом случае взрывается только то, что было выдумано до этого, а не сам аппарат выдумывания.

1) Мышление не может осознать само себя. Для этого требуются гораздо большие мощности, способные осознавать его извне. В качестве зрительной иллюстрации – бутылку нельзя поместить в такую же.

2) Сознание является маленьким коммуникатором, совсем не единственным, предназначенным только для обеспечения обмена сведениями между мышлениями и его внутренние информационные процессы чаще всего являются шумом, возникновение которого сопутствует прохождению сигналов.

3) Мышление приводится в действие только внутренними силами, но иногда по некоторым внешним поводам.

4) Познаваемость внешнего мира фундаментально основана на том, что его структура возникла как отражение существования мышления в прошлом. Иными словами – адекватное познание путём реконструкций возможно только в отношении того, что ранее было сконструировано.

Пренебрежение этими правилами приводит к противопоставлению сознания мышлению и его разрушению.

Кроме того, совершенно необходимо указать, что и в этом тексте, и в других на эту тему слова сознание, мышление, разум, психика, мозг и т.д. обозначают явления и объекты с неясными свойствами и отношениями и употребляются чаще не по смысловым законам, а по литературным, требующим не повторять одно и тоже слово много раз подряд, а употреблять синонимы, поэтому, что именно имеется в виду, читателю придётся догадываться самому, исходя из контекста. Если уважаемый читатель не склонен к контекстному восприятию информации, то такого рода тексты ему лучше не читать. К его сожалению, в авторском понимании выражения «выброси мусорный пакет» и «выброси мусорное ведро» имеют совершенно разное значение, и предполагается, что и для того, к кому он обращается, тоже.

Как изучать работу мышления? Наблюдать собственный работающий мозг. В ощущениях нам дана только одна психика – своя собственная. Главный закон диалектики – ПОСТОЯННОЕ ВЫДУМЫВАНИЕ ЕЁ НОВЫХ ЗАКОНОВ И ПЕРЕПРИДУМЫВАНИЕ СТАРЫХ НА РАНЕЕ НЕ ИЗВЕСТНЫХ ОСНОВАНИЯХ. Это заявление, с одной стороны, может показаться странным, если исходить из бытующих социальных предрассудков, а с другой стороны, прямо вытекает из неисчерпаемости материи, в данном случае, в познавательном смысле, и непрерывного её изменения, называемого нами просто «временем». Человечество, его мышление, вступают в новую эпоху. Возможно, что это не новая эпоха в смысле её наступления, а как раз новая в смысле возможности обновляться и длиться. Доступность информации с наступлением эры электроники качественно возросла, а структура мира остаётся прежней. Книгопечатание и изобретение телеграфа и телефона революционно меняли мир, и мы находимся на пороге соответствующих событий. Революционность заключается не в скачкообразности изменений, в чём нас пытаются убедить, а в завоевании свободы членов общества от него самого, от его устройства, в подчинении общества людям, от чего общество и испытывает прогресс. Общество – это накладывающиеся друг на друга уникальные и независимые модели, создаваемые отдельными людьми. Там, где этого не происходит, где люди оказывались подчинены общественной структуре, ветер метёт пыль по руинам. Деятельность, направленная именно на реализацию интересов реально существующего общества, всегда является преступлением, как перед человечностью, так и перед человечеством, иначе называемое цивилизацией. Если объективно усложняющие воздействия направлены от индивидуума к обществу, то из этого однозначно следует, что структура отдельного человека сложнее структуры общества [1].

Это не столько требует создания новой методологии, сколько вливает новую кровь в обычную материалистическую диалектику, адекватность которой постоянно распространяется с повседневного опыта на теоретический. Соответственно, на передний рубеж опять выходят общественные силы, в наибольшей степени владеющие этим повседневным методологическим опытом – опытом производства. В качестве предрассудка считается, что теоретический опыт – это опыт, облечённый в слова. В реальности всё обстоит противоположным образом – не только развитие теории происходит путём создания словесных характеристик известных в практике, но ещё не описанных закономерностей, но и понимание уже существующих описаний оказывается невозможным без того непосредственного опыта, на основании которого они возникли. Ниже будет рассмотрена однозначная связь стремления к труду и наличия членораздельной речи у различных социальных страт.

Объективно методология мышления выражается в действиях, предполагающих наличие многообразия объективных обратных связей мышления и внешней реальности. Без них мышление эклектично воспроизводит многообразие внутренних реакций, оторванных от действительности, как внешней, так и внутренней. Здесь необходимо подробнее коснуться связи мышления и реальности. Мы привыкли к тому, что видимое нами существует на самом деле, то есть помимо нашей воли и независимо от воображения – «очевидно». Всем, наверное, уже известно из элементарной физиологии, что в том смысле, как мы зрительно воспринимаем окружающий мир, мы вообще ничего не видим, а наблюдаем воображаемую картинку. Здесь упомянем только, что глаз не воспринимает объема, а предоставляет мышлению плоское изображение, то есть, «видимая» нами объёмная картина – только плод нашего воображения. Исключительно важным для рассматриваемых проблем является то, что воображаемая нами зрительная модель буквально совпадает с самим предметом и позволяет с ним адекватно соотносится. Такое соотношение не возникает вдруг, а является результатом длительной и сложной настройки в процессе взросления. Одним из важнейших её мероприятий является установление соответствия между показаниями разнокачественных источников информации, в данном случае – органов чувств. Вот физиологический фундамент, или предыдущий этап, развития материалистической диалектики, задачей которой является построение общества на основании принципов построения человеческого организма. СВОБОДА – ЭТО ОБЪЕДИНЕНИЕ ТЕЛ ПО ПРИНЦИПАМ ОРГАНИЗАЦИИ САМИХ ТЕЛ.

Из этого следует сделать важнейший вывод – сознание воспринимает не реальность, а предоставляемую ему подсознанием воображаемую модель, «матрицу», прямо с внешней реальностью никак не связанную и не только могущую от неё сколь угодно отличаться, но и обязанную от неё отличаться, причём многообразно, что и является источником творчества, характерного для человека. Подсознание (смотри ниже о понятии «субъект») гораздо сложнее сознания, что прямо выражается в том, что основные понятия, которыми здоровый человек руководствуется в своей деятельности – добро, жизнь, красота, число, время, а также противоположные им и иные принципиально не могут быть осознаны. Сознание может только сформулировать запрос на отличение и воспринять ответ, но не может вместить самой процедуры. Осознание адекватной общественному развитию воображаемой модели требует точно такой же настройки, как и настройка зрения, в её основе лежат те же принципы. Различие состоит только в том, что настройка зрения происходит в индивидуальном развитии за пределами рационально запоминаемого опыта, а такая же процедура настройки общественного сознания происходит в его пределах.

Первый принцип этой настройки – индивидуальность и уникальность – для неё неприменим никакой сторонний опыт. Вы можете ощущать только собственные ощущения и соотносить с последствиями только собственные действия. Так же как физиологически вы не можете воспринять ощущаемый кем-то вкус или приобрести выработанный кем-то навык. Сочувствие, находящееся в основе социальных взаимодействий, организовано по принципу «как у меня» и никаким другим образом. То есть социальное позиционирование, так же, как и физиологическое имеет только внутренние источники. Попытки формировать их извне приводят к патологиям в равной степени.

Второй принцип – это тот самый диалектический принцип всеобщности, всеобщих связей. Технически он означает то, что невозможно установить достоверность восприятия ни одного параметра, не соотнеся его с другими. Достоверная модель предмета может быть построена только при сопоставлении множества разнокачественных параметров, регистрируемых независимо, но связанных через сам предмет. Иными словами, всякий предмет имеет свой размер, местоположение, вес, цвет, форму и бесконечное количество других свойств. Если игнорировать это обстоятельство, то отражение человека будет восприниматься как сам человек, а аккуратно организованный концлагерь – как благоустроенное жильё. В том, чтобы образовать путём отрыва от труда некоторое количество индивидуумов с такого рода восприятием, есть вполне конкретная практическая необходимость – они могут быть весьма легко направлены на то, чтобы придавать людям человеческие, с их точки зрения, свойства, то есть свойства отражений – нет, не в зеркале, а внешних условий, то есть вообще не людей, а обществу – свойства концлагеря, при этом совершенно не испытывая внутреннего сопротивления такого рода действиям.

Что касается организации научного познания, то вышеизложенные обстоятельства здесь проявляются в том же виде. В период промышленной революции оформился ряд отдельных научных областей знания, оформились их группы, такие как естественные и гуманитарные науки и т.д. Каждая из областей осуществляет поиск ответов на общие для неё вопросы и создаёт фактическую базу для их нахождения. Эти ответы подаются как объективные и научно обоснованные, но в реальности являются предписаниями всей общественной жизни, стоящими над правом, законом и здравым смыслом, если их воспринимать с общественной точки зрения, но дают очевидные преференции многообразным антиобщественным группам. В результате, ответы на вопросы оказались абсурдными с точки зрения других областей знания и повседневного опыта, а фактическая база целенаправленно селектированной. Наверное, здесь для примера будет достаточно игнорирования биологией и гуманитарными дисциплинами второго начала термодинамики и теории вероятностей, а физикой – ускоренного расширения Вселенной и качественного отличия пространственных координат. Одновременно с этим фундаментальные понятия всех отраслей знания не только не определены, но и сами попытки понять их на рациональном уровне давно оставлены. Очевидно, что следующий этап развития науки будет проходить в рамках тех же закономерностей, что описаны выше – биологию можно понять, рассматривая её с позиций физики и психологии, физику с позиций биологии и т.д. В основе мироздания лежит единый комплекс законов, имеющих сквозное действие, но в разной степени явно выраженных для разных категорий объектов. Здесь также возможно ввести утверждение, имеющее для мышления силу закона – ОТДЕЛЬНЫЕ ОБЛАСТИ ЗНАНИЯ НЕ ДАЮТ ОТВЕТЫ, А ФОРМУЛИРУЮТ ВОПРОСЫ.

Слово «диалектика» по своему происхождению – это искусство побеждать в споре, в «словесной дуэли» – от сюда и «ди» («два» по-гречески) в начале. Диалог. Но, как всегда – самое простое является самым сложным. В дуэльном поединке победитель очевиден – тот, кто остался жив. Здесь обычно и зрители никакие не нужны, разве что дуэлянты захотят выставить свои чисто личные отношения напоказ, что уже имеет совершенно иные цели, чем сам поединок. С победой в споре всё обстоит противоположным образом – абсолютно не важно, удалось ли кому-либо из противников убедить другого – обычно этого вообще не происходит. Важна только реакция слушателей – победа одной из сторон спора происходит в их мышлении. Но в действительности мышление – это поединок каждого с окружающим миром. Поэтому понятие «диалектики» и поменяло своё значение – нам нет никакого смысла побеждать друг друга. Сейчас «диалектика» понимается именно как способ мышления, позволяющий человеку побеждать в дуэли с миром – достигать превосходства над самим собой.

Поскольку диалектика – это мышление, имеющее целью подчинить себе ход внешних событий, она является причудливым сочетанием внутренних законов мышления и законов, наблюдаемых в объективной реальности. В этом легко убедиться, рассмотрев вещественные продукты собственной деятельности – в них всегда в странном соотношении соединяются наш замысел и собственные свойства материала, из которого они изготовлены.

Мышление – процесс, направленный изнутри вовне, но иногда происходящий по внешним поводам. Его нельзя сформировать извне, в том числе путём изучения кем-то сформулированных законов его функционирования и последующих попыток воспроизвести их внешним образом. Диалектический материализм выделял три основных закона диалектики, хотя уже тогда их было больше. Это создало иллюзию возможности оперирования ими рациональным путём, что не удалось даже с тремя законами. При помощи четырёх арифметических действий можно хоть что-то однозначно посчитать и убедить на этом основании даже противников твоих выводов, а диалектика никого ни в чём не убедила, в первую очередь самих казённых диалектиков. Иллюзия возможности организации мышления в соответствии с какими-либо внешними правилами ранее прочно базировалась на иллюзии превосходства сложности общества над сложностью отдельного человека. Вообще, иллюзия полноты и адекватности рационального знания завела материалистическую философию в тупик объяснения законов существования несуществующего и прогнозирования на этом основании будущего. Это было предопределено, поскольку бесконечная во всех своих проявлениях материя в этом случае была подменена её конечным идеальным образом. Так диалектический материализм того этапа развития пришёл к закономерной катастрофе невоспроизводимости. В период его зарождения и расцвета формулирование этих законов просто иллюстрировало свободный ход мысли. 

Здесь надо ввести утверждение, имеющее силу закона: МАТЕРИАЛЬНОЕ – ЭТО НЕ ВНЕШНЕЕ ПО ОТНОШЕНИЮ К СОЗНАНИЮ И НЕ ИЗВЕСТНОЕ. Сознание – это безусловно материальное явление и, в силу невозможности познать материю исчерпывающим образом, в основном она находится за пределами известного. Исключив из рассмотрения человека в смысле именно субъекта собственного развития и отрицая наличие неизвестных форм существования материи [2], материализм диалектически превратился в наивный идеализм. Субъектом исторического развития стали считаться одновременно внешние условия, предусмотренные вполне вульгарным (не в смысле «народным») списком, и «самодвижение» объектов, что никогда не было подтверждено натурными наблюдениями. Торжество идеализма в области познания причинно-следственных связей развития состоит в приписывании прогрессивной роли случайным процессам, что противоречит всей известной практике. Материальная закономерность, демонстрируемая практикой – это однозначная связь сложности объектов и субъектности процессов их образования. Также идеалистически развитие связывается с недостатком тех или иных ресурсов, в то время как практика демонстрирует однозначную связь развития и избытка ресурсов. Чем больше этот идеализм наполнялся упоминаниями материальных отношений и материальных объектов, тем большим насилием над материальной природой разума он становился. Фактически, всё свелось к объекту, в первую очередь человеку, как прямому слепку внешних условий. Это заменяло философию абсурдом, поскольку в наблюдаемой картине именно человек создаёт условия своей жизни, начиная с одежды и жилища и кончая общественными и экономическими отношениями. Это не упрёк нашим предшественникам – мы сейчас сидим и рассуждаем обо всём этом только благодаря их подвигу. Это упрёк тем, кто не хочет идти дальше, продолжать то, что они начали.

«Философия» – любовь («фило», буквально – «загребать вилами») к сове (мудрости) – способность видеть невидимое, запасать невидимое (знание о визуально не воспринимаемых отношениях и объектах) [3]. На нынешнем этапе её развития можно сформулировать ещё некоторое количество законов диалектики, и, как мы надеемся, будет вполне ясно, что системой, да ещё и заведомо неполной, из множества одновременно действующих законов нельзя воспользоваться ни внешним образом, ни рационально.

В настоящий момент также принципиально меняется и понимание назначения философии – от обучения навыкам мышления к охранительной функции самостоятельности и независимости мышления и среде его развития. Тут же встаёт философско-практический вопрос – как же смогут взаимодействовать независимо и нестандартно мыслящие люди? Как раз, когда они мыслят свободно и независимо, то их решения всегда содержат стандарты взаимодействия. Это происходит по тем же причинам, по каким у людей на руке 5 пальцев, хотя непосредственной зависимости между ними нет. Попытки повлиять на развитие тела извне приводят к разнообразным уродствам. Как можно убедиться на практике, чем выше уровень образования классового образца, тем меньше люди могут взаимодействовать, потому что их мышление формируется уродливо из-за внешних вмешательств. Именно потому, что независимое мышление в первую очередь создаёт стандарты взаимодействия, его формированию и пытаются препятствовать – эти стандарты не предусматривают существования классовых обществ.

Здесь же необходимо отметить, что ни данные, ни какие-либо другие теоретические занятия не могут дать сколько-то правильного описания мира или вообще чего-либо. Явления и их описания – совершенно разные, независимые объекты, существующие по независимым законам. Соединяются они только в воображении читателя, в образах, которые генерирует мышление при взаимодействии с объектами и описаниями. Никакой объект не может быть описан не то, что удовлетворительно, но и вообще описан без цели описания. Поскольку целей описания существует множество, то и совершенно разных, в том числе и прямо противоположных, но не противоречащих друг другу, описаний, одного и того же предмета может быть любое количество. Для получения сколь либо полного, объёмного представления о предмете, который не может наблюдаться непосредственно, необходимо сопоставление описаний. Неважно, считаем мы их верными или ложными – философия, как и само мышление, существует только в виде критики, у неё нет «массы покоя» – сова живёт, только пока может охотиться. Философская апологетика – это уже чучело. Оно может быть снабжено внутренним механизмом, имитирующим движение, но всё равно остаётся чучелом. Повторим здесь формулировку главного закона диалектики – ПОСТОЯННОЕ ВЫДУМЫВАНИЕ ЕЁ НОВЫХ ЗАКОНОВ И ПЕРЕПРИДУМЫВАНИЕ СТАРЫХ НА РАНЕЕ НЕ ИЗВЕСТНЫХ ОСНОВАНИЯХ. Диалектика – это не слово, а явление им обозначаемое, вид мышления, которое является деятельностью. Её содержание – это не набор слов и их порядок, а система умственных действий. Можно выучить фразу «дважды два равно четыре», но при этом не уметь вычислить, сколько дырочек в двух пуговицах с двумя дырочками. Можно запомнить начертание формулы 2х2=4, но не приобрести эту магическую способность и не иметь представления, как оно связано с фразой «дважды два равно четыре». Можно устроить мировую войну, выясняя как истинно говорить – «дважды два равно четыре» или «два умножить на два будет четыре». Еретиков, считающих, что «дважды два – четыре» будет ждать костёр. Потом кто-то авторитетный по ошибке допустит описку «дважды четыре равно два» и от этого в отдалённом будущем произойдут события неизъяснимой интеллектуально-духовной содержательности. А ещё есть разные языки… и разные способы записи чисел и арифметических действий… Только те, кто владеет арифметикой, будут с недоумением всё это наблюдать, но происходящее уже станет предметом совсем других наук, для понимания которых нужно другое образование. Пример с «дважды два …», возможно, вам покажется странным, но кто из вас сейчас вспомнит, чему равен синус угла и где, собственно, он у этого угла находится, а также как этот угол связан с синусоидой. Примерно такая история произошла c «основным вопросом» философии, оказавшимся пустым местом для тех, для кого она была не словами, а действиями, обозначаемыми этими словами.

Фактически, мы ввели здесь закон САКРАЛЬНОСТИ ЗНАНИЯ. Оно не может быть получено извне в виде описания – его можно только создать в своей собственной структуре в процессе собственной деятельности и невозможно никому передать. Передать можно только демонстрацию обладания им, частным видом которой является словесное описание, провоцирующую наблюдателя или слушателя создать своё уникальное знание. Мы намеренно по ряду причин применяем термин «сакральность», широко используемый в идеалистических построениях. Одна из них – необходимость продемонстрировать материальную сущность идеальных понятий. Другая – в очередной раз показать, что идеалистическая сакральность – это нечто недоступное, вплоть до потустороннего, а в материалистической реальности сакральное – это то, что доступно только самому человеку и не требует какого-либо разрешения. На стандартный вопрос социального позиционирования «ты что, самый умный?!» этот закон даёт однозначный материальный ответ – «да!», поскольку материально в данное время в данном месте можете находиться только вы.

Продолжение следует…

[1] – https://russianwasteland.ru/теория/395/

[2] – В. И. Ленин «Материализм и эмпириокритицизм»

[3] – https://www.youtube.com/watch?time_continue=1657&v=AtWdxaVrE8Q

Позиция Редакции