МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ДИАЛЕКТИКА. ЧАСТЬ II

Мышление позволяет нам управлять внутренними причинно-следственными связями своей жизни. Образование позволяет осуществлять внешнее и безответственное управление ими. Когда мы живём так, как хотим, наше время течёт из будущего в прошлое – от наших целей к нашим действиям.

Понятие времени необходимо мышлению для понимания времени как объективного физического явления, а его понимание – для управления причинно-следственными связями. Само наличие мышления разделяет объекты на две категории – не обладающие мышлением и обладающие им. В отношении времени причинно-следственные связи этих объектов располагаются противоположным образом. Для объектов, не обладающих мышлением (или не прикладывающих мышление к данным причинно-следственным связям), причины располагаются в прошлом, а следствия – в будущем. Для объектов, обладающих мышлением, то есть субъектов, причины располагаются в будущем, а следствия в прошлом. Иначе, деятельность субъектов называется целенаправленной.

Дальнейшее рассмотрение этого вопроса мы вынуждены прервать в связи с необходимостью точно определиться как с понятиями, так и с их пониманием.

Забегая вперёд, предупредим, что отвлекаемся мы на долго – философия – это минное поле ложных смыслов, унёсшее не меньше жизней, чем мины в военном деле. Основной целью постановки минных заграждений является, как это ни странно, не столько прямое поражение противника, сколько замедление его продвижения. Когда философия является частью надстройки классовых обществ, она не разъясняет что-либо в отношении мироздания, а, напротив, призвана всеми способами затруднять его познание и, соответственно, препятствовать применению этих знаний для изменения мира на справедливых и разумных основаниях.

Возьмём в качестве примера для рассмотрения статью из Википедии, посвящённую употреблению понятия «субъект». Опять же надо оговориться, что мы, разумеется, не собираемся использовать Википедию как источник сведений о каких-либо предметах, кроме одного – состояния понимания реальности её авторами и редакцией, и, следовательно, тех социальных групп и страт, информационным авангардом которых они являются.

«Субъе́кт (от лат. subjectum «подлежащее»):

  • Субъект в грамматике — подлежащее, семантическая категория со значением производителя действия или носителя состояния.
  • Субъект в логике — подлежащее суждения, предмет, о котором что-либо утверждается или отрицается.
  • Субъект в психологии — активное самосознающее начало душевной жизни, которое противопоставляет себя внешнему миру и своим собственным состояниям, рассматривая их как объект.
  • Субъект в философии — носитель действия, тот, кто (или то, что) познаёт, мыслит или действует, в отличие от объекта (как того, на что направлены мысль или действие субъекта).
  • Субъект в религии — бог, либо человек (душа человека).
  • Субъект — нетерминологическое значение (просторечие) человек вообще (часто с отрицательной характеристикой, например «подозрительный, странный субъект»).

(Из Википедии)

(Из Викисловаря)

Как вы можете убедиться, субъект определяется как источник воздействия во всех пунктах (видах умственной деятельности), кроме логики и его понимания «в автоматизированной системе». В этих двух случаях понятие субъекта инвертировано в отношении его понимания в других областях знания. Это означает, что мы имеем дело с алогичной саморазрушающейся логикой и социальной кибернетикой, как буржуазной лженаукой. То, что социальная кибернетика – это лженаука, вполне ясно видно на примере её отношений с технической кибернетикой. Когда в СССР кибернетика была «запрещена», развитие вычислительной техники шло темпами, опережавшими весь мир, когда же она стала мэйнстримом, то запрещено было уже развитие отечественной вычислительной техники [1]. Социальной смерти того или иного класса всегда предшествует смерть его самосознания. В отношении алогичности (внутренней противоречивости, противоречивости с наблюдаемыми явлениями и противоречивости с собственными закономерностями мышления) буржуазной логики история оставила нам такой предельно достоверный документ, как автопортрет крупного учёного-логика, философа, социолога, писателя и просто честного человека А. А. Зиновьева (рис. 1.).

(рис. 1.)

Сравнение этой и других художественных работ А. Зиновьева, произведений современной «индустрии ужаса», «современного искусства», художественных произведений периода интеллектуального умирания феодального класса и рисунков душевнобольных людей, позволяет констатировать, что принадлежность к господствующему классу и распад личности – это явления, имеющие положительную обратную связь. На душевно больных не принято распространять требования к здоровым людям, но они сами часто стремятся распространить требования своего душевного нездоровья на здоровых людей.

Изображения имеют несравнимо бо́льшую философскую ценность, чем словесные описания, поскольку фиксируют одновременное взаимодействие различных отношений и свойств, то есть образы, что максимально соответствует собственной структуре как реальности, так и мышления. Тексты описывают одновременно существующие в реальности явления, предметы, отношения и свойства последовательно, то есть собственные свойства описаний предельно удалены от собственных свойств реальности и мышления. Поэтому символом мудрости является глазастая сова, а не ушастый осёл – «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».

Таким образом, кроме обычно рассматриваемых категорий объектов, не обладающих субъектностью, и объектов, ею обладающих, то есть субъектов, в наблюдаемой реальности присутствуют и объекты третьей, промежуточной категории – объекты, теряющие субъектность, то есть, ещё обладающие мышлением, но уже потерявшим адекватность как самому себе, так и внешнему миру. В русском языке этому состоянию соответствуют понятия «безумные», «умалишённые», «сумасшедшие», «полоумные» – то есть, не неимеющие ума вовсе, как неодушевлённые предметы, а имеющие ум, но уже распадающийся. Вероятнее всего, в социальном, групповом смысле этим понятиям соответствует понятие «господа», то есть, «отпадающие от Господа» – двойное «пад-под» просто как обычно редуцировалось. По крайней мере, такая интерпретация соответствует евангельской.

Но, возможно, это мы ошибаемся, а логики и кибернетики правы? Субъект от латинского subjectus – «лежащий в основе». В грамматике субъект – «подлежащее, семантическая категория со значением производителя действия или носителя состояния». Здесь есть возможность для организации некоторой путаницы, но из описания совершенно ясно, что подлежащее – это не то, что подлежит какому-либо действию, а то, чьему действию подлежит перечисленное в предложении. Нет, прав Зиновьев!

А теперь послушаем, что нам говорит русский язык. «Низшие классы», «подлые сословия». Оказывается, что это просто констатация того, что трудящиеся являются субъектами общественного развития. А вы что подумали? И кто вас этому научил? И зачем? Вот ещё связанные понятия – «простые люди», «простой народ». Что это значит? Михаил Тимофеевич Калашников как-то сказал – «просто сделать в сто раз сложнее, чем сложно» [2]. Ему ли не знать. На собственном жизненном опыте мы можем убедиться, что чем сложнее средства, тем проще получение результата и сам результат. Скажем, насколько проще послать сообщение электронной почтой, чем по почте бумажным письмом и насколько сложнее средства в первом случае, чем во втором. То есть «простые» люди – это «обладающие наиболее сложным мышлением». ХХ и текущий века позволили это многократно проверить на практике. В нашем распоряжении имеется даже конкретное число, характеризующее различия возможностей мышления трудящихся и господствующих классов – для первой половины ХХ века этот разрыв в среднем составлял около 15 раз, что следует из результатов психофизиологических экспериментов, поставленных А. Г. Стахановым [3]. Качественным результатом этих экспериментов, позволяющим проверить их количественное выражение, является то, что представители господствующих классов, в том числе психологи, считают, что Стаханов добывал уголь, а представители трудящихся – что он занимался именно теоретической и практической психологией – «воодушевлял на трудовые подвиги» (напомним, что психология – это наука о душе).

Итак, просто в процессе выяснения, что же означает слово «субъект», наша любимая сова в темноте просвещения сохотила довольно много дичи (как в смысле чуши, так и нет), которой сначала не было видно. Поскольку сейчас мы рассматриваем законы диалектики, из её неожиданных трофеев надо выделить новоиспечённый закон НЕПОСРЕДСТВЕННОГО СООБЩЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ РЕЧЬЮ, то есть, без дополнительных описаний и разъяснений. Этим законом почти невозможно воспользоваться в отдельно взятом виде, как, впрочем, и любым другим, но он приобретает инструментальный смысл при сопоставлении многословных описаний, в том числе определений, наблюдаемых свойств описываемого предмета и непосредственной речевой информации. Если они совпадают, то, скорее всего, мы понимаем сущность предмета правильно, если не совпадают – то приоритет имеет собственный смысл слов, выраженный в их конструкции.

Что касается собственного смысла отдельно взятых слов, то мы можем обратиться к соответствующей статье в Википедии и выяснить что основанием структурной лингвистики является то, что слова не имеют смысла. Далее заявляется, что предложения, составленные из слов, не имеющих смысла, смысл имеют. Вот прямо так: «Например: предложение можно рассматривать как систему, состоящую из лексических единиц, однако предложение в целом обладает свойством коммуникативности, а слово – нет» [4]. Проверяем – если вам скажут одним словом – «встань!», то вы, что, не поймёте, что от вас хотят?! Специалисты по структурной лингвистике об этом не знают, и сами так слова не воспринимают? Боле того, к выражению смысла отдельными словами прибегают именно тогда, когда он должен быть понят быстро и однозначно. Можно хотя бы толковый словарь открыть – там как раз раскрывается понимание смысла отдельных слов. Не открыли. Интересно, а смысл слов «структурная» и «лингвистика» они отдельно друг от друга понимают? Таким образом, нам нечто научно предписывают образованные из чего-то люди, которые не понимают смысла слов, понимаемого всеми, включая их самих и которые не воспринимают даже самих себя. Это очень важно, поскольку в результате возникает не философия, а психопатология. Безответственное навязывание окружающим действий на основании алогичных галлюцинаций является характерной частью такого состояния. Очевидно, что фраза, составленная из не имеющих смысла слов, никакого смысла иметь не может. Проверяем это мнение и открываем в Википедии статью «членораздельная речь». Она пуста, то есть авторам Википедии неизвестно, что это такое. Далее следует перечисление фундаментальных определений, основанных на понятии членораздельной речи. Мы опять убеждаемся в этом же – членораздельная речь в истории человека однозначно связана с трудом. Открываем в Википедии определение человека – труд, как его основное свойство, отсутствует. Это ещё раз подтверждает связь труда и членораздельной речи, поскольку они утрачиваются одновременно. Повторимся. Невнимательный читатель может нас упрекнуть в том, что мы используем Википедию как источник сведений. Мы действительно используем Википедию как источник сведений, но не о чём-либо, а о её авторах. В этом смысле – это совершенно бесценный и абсолютно достоверный источник – они сами о себе всё написали. В научных публикациях может содержаться всё, что угодно, но какое-либо социальное значение это имеет только тогда, когда находится в информационном обороте той или иной социальной группы. Поэтому состояние социальной группы, к которой принадлежат авторы Википедии, может характеризоваться только теми сведениями, которые они ввели в свой оборот.

Это небольшое – большого в очередной раз не потребовалось – исследование привело нас к важнейшему выводу. Значительная часть (не будем писать «бóльшая») обращающихся в современном обществе сочетаний слов не имеет отношения к членораздельной речи, а является звукоподражанием. Когда предмет связывается с названием потому, что его «так принято называть» – это типичное звукоподражание, возникшее путём дрессировки. От членораздельной речи оно отличается тем же, чем отличаются слова «кто там?» в ответ на стук в дверь, произнесённые человеком и попугаем, а именно: пониманием связи структуры событий и структуры произнесённой фразы. В обратную сторону, конечно, также – человек может имитировать крик попугая, связанный с определённым событием, но не может понять его смысла. Потеря способности к членораздельной речи авторами исследований привела их к отрицанию наличия членораздельной речи у объектов исследования, что, конечно, сами объекты характеризовать никак не может.

Поскольку восприятие речевой информации прямо зависит от понимания речи (простите за тавтологию, но состояние дел в этой области уже достигло стадии непонимания тавтологий), то необходимо определиться в этом вопросе. Какие члены позволяет разделять членораздельная речь? Разумеется, не отдельные элементы её звучания. Их можно выделить и воспроизвести в любых звуковых рядах, создаваемых как одушевлёнными, так и не одушевлёнными предметами. «”Так, так, так!” – говорит пулемётчик, “так, так, так!” – говорит пулемёт». Свойства объективной реальности существуют в нераздельной однозначной связи друг с другом – не может быть времени без пространства, длины без ширины и толщины, цвета независимо от химического состава, размера независимо от веса и т.д. Членораздельная речь позволяет модельно расчленять в реальности неделимые объекты на отдельно независимо существующие свойства, независимо манипулировать ими и, как результат, создавать модели принципиально новых объектов. Так членораздельная речь связана с членораздельным, если угодно, трудом, создающим предметы с практически произвольным, но предсказуемым сочетанием свойств, сетью прямых и обратных связей, определяющих структуру труда и речи как одного явления, а не различных. Что касается собственных свойств членораздельной речи, отличающих её от звукоподражания, то здесь можно выделить три основных. Первое – слова однозначно соответствуют предметам, второе – отношения слов однозначно соответствуют отношениям предметов и третье, наверное, то, что первым пропадает при утере членораздельной речи – структура слов однозначно соответствует структуре свойств предметов. Такая связь очевидна – без труда невозможно постичь структуру свойств предметов и, соответственно, отражающая их структура слов приобретает в восприятии псевдослучайный характер.

Происхождения – излюбленный объект философской охоты. Казалось бы, какое нам дело до того, что было и чего уже нет и никогда не будет? Почему за, казалось бы, отвлечённые рассуждения о ныне несуществующем, общество постоянно кого-то тащит на костёр? По простой причине: происхождение – это то, что происходит с нами сейчас и будет происходить. Иначе это непрерывное происхождение называется «время». Есть иллюзия, что через управление представлениями о происхождении можно управлять самим ходом происхождения, направляя его к кому-то нужным результатам. Это тоже самое, что пытаться управлять временем – «”не ходи по путям” происхождения!», но этим предупреждением постоянно пренебрегают как на железной дороге, так и в философии. Если угодно, реальная задача философии вообще и диалектики в частности – это предсказание возможных вариантов нашего происхождения в настоящий момент и создание возможности сознательного выбора между ними, то есть, между их результатами. Здесь мы диалектически возвращаемся к свойствам мышления вообще, в том числе и других живых существ.

Итак, происхождение субъектности и, соответственно, понимаемых в данном случае как синонимы – разума, сознания, психики и т.п. Для нашего непосредственного наблюдения доступны субъекты, объекты (в узком смысле), переходные формы между ними и направление перехода одних в другие. Переход от субъекта, обладающего разумом через стадию безумных субъектов к состоянию объектов – наблюдаемое на практике и происходящее в реальности явление, обратного же перехода не наблюдается. Также необходимо отметить, что объекты (в широком смысле) не могут происходить по частям – они возникают сразу как целостный морфофункциональный комплекс. В дальнейшем происходит их полная или частичная дифференциация. В случае частичной дифференциации происходит упрощение во множестве вариантов, оно может восприниматься как «первобытное», но эта точка зрения не выдерживает критики – во-первых, различных «первобытных» состояний множество, что соответствует разнообразию продуктов распада, а во-вторых, переходы от простого к сложному непосредственно никогда не наблюдаются, а в обратном направлении – наблюдаются постоянно. Расположение во времени ископаемых следов этих событий может ввести в заблуждение, поскольку следы существования простого появляются раньше, чем следы существования сложного, но это происходит потому, что частичная дифференциация требует меньше времени, чем полная. Последовательность ископаемых следов отражает не последовательность происхождения, а последовательность достижения эволюционными линиями устойчивых, и, чаще всего, финальных состояний. Иначе говоря, ископаемые следы датируют не начала, а концы событийных рядов. Само происхождение – процесс, в котором малая масса преобразуется с очень большой энергией, что препятствует сохранению его непосредственных следов в ископаемом состоянии. В отношении происхождения субъектности, или субъекта, для выяснения которого нам пришлось внести ясность в вопросы происхождения, или эволюции, вообще, как практически, так и методологически, мы можем констатировать, что субъектное состояние первично в отношении несубъектных. Вместо того, чтобы собрать расходящиеся кольца следов событий, нахождение любого объекта в любом месте и в любое время (в смысле его возраста) немедленно объявляется местом и временем его происхождения. Если таким образом подойти к происхождению автомобилей, то немедленно выяснится, что они произошли на свалках, поскольку именно там находятся наиболее древние и примитивные их представители, кроме того, их разнообразие там больше, чем в других местах. Затем некоторые из них проникли в музеи, потом они оттуда распространились по улицам и лишь самые современные только что проникли на заводы. Или другой пример: пуля пробила в оконной раме два стекла, образовав сходные отверстия – научным было бы обсуждать происхождение отверстий непосредственно друг от друга, а наличие пули, посредством которой они произошли и которая придала им сходство структуры и формы – это область любительских домыслов. Собственный смысл слов «субъект», «разум» и «человек», выраженный в их конструкции, полностью согласуется с этим выводом. Здесь можно дать ещё одну формулировку ранее введённого закона ПРОИСХОЖДЕНИЯ ПРОСТОГО ОТ СЛОЖНОГО. Для статики этот закон будет проявляться в ПЕРВИЧНОСТИ ЦЕЛОГО (И В ЭТОМ СМЫСЛЕ – СЛОЖНОГО). Его частной, но практически чрезвычайно важной формулировкой будет закон ПОСТОЯННОЙ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ПЕРВИЧНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В ОТНОШЕНИИ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА, предка всего вещества Вселенной. Это следует просто из наличия разума, позволяющего воспринимать историю материи в рамках опыта. Понятия «человек» и «Homo sapiens», разумеется, следует рассматривать не как синонимы – они так в социальной практике никогда и не рассматривались – а как наименование явления (человек) и как форму выражения этого явления в настоящий момент (Homo sapiens). В Международном кодексе зоологической номенклатуры названия могут в принципе не иметь смысла, а являться произвольными неповторяющимися сочетаниями букв, которые могут быть произнесены как слово [5]. Например, существует видовое название «мирабилис» (удивительный), и совершенным безумием было бы устанавливать у организма свойство удивительности и на этом основании относить его к данному виду или нет. То есть, из названия «гомо сапиенс», согласно Кодексу, никак не следует ни то, что это человек, ни и то, что он разумен. Человек же является человеком в любой момент своей истории, в том же смысле, что и река является рекой, даже одной и той же рекой, в смысле наименования её одним названием, в истоке и в устье, текущая, покрытая льдом, в момент разлива и даже пересохшая. Совсем не всё в этом мире происходит – с точки зрения наших предшественников, в чём и мы с ними совершенно согласны, история материи вообще не имеет момента происхождения. У явления человеческого разума также не удаётся обнаружить границ эволюционного интервала, в отличие от весьма короткого, в отношении вечности, срока существования примата Homo sapiens. То же на современном этапе развития познания можно утверждать и в отношении жизни – это первичная, наиболее сложная на ЛЮБОЙ данный момент времени форма существования материи, выражение которой никак прямо не связано с историей органических молекул и каких-либо иных структур. Вопрос о происхождении живого от неживого не имеет даже начальных оснований для его постановки, поскольку все реально наблюдаемые процессы идут в противоположную сторону.

Здесь совершенно неожиданно, как это обычно и случается на охоте, мы вышли на материальную природу разума и материальный механизм его функционирования. Поскольку разум (материальный объект, обладающий разумом как одним из свойств!) эволюционно предшествует возникновению тех объектов, которые наблюдает, и сохраняет историческую информацию об их структуре, то любое познание состоит в их перепридумывании заново. Внешние данные, то есть наблюдения, не являются и не могут быть носителем информации – чисто физиологически это только раздражители, по поводу которых информация создаётся нашей собственной структурой. Иными словами, мы обладаем способностью познавать внутренние связи мира только потому, что являемся его предком и, в этом смысле, его автором. Явление разума возможно благодаря фрактальности развития в направлении, описываемом законом ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОГО ДОПОЛНЕНИЯ [6]. Это направление окружено веерно расходящимися направлениями, описываемыми законом ОТРИЦАНИЯ ОТРИЦАНИЯ. На этих направлениях история объектов теряет фрактальный характер. Например, человек отличается от животных и некоторых групп Homo sapiens очень простой вещью – человек в собственном смысле этого слова воспроизводит поведение своих клеток, а животные и господствующие классы – нет. Именно поэтому поведение господствующих классов и опознаётся как бесчеловечное, зверское и т.д. Можно сказать, что это не научное определение, а «эмоциональная оценка», затем привести контраргумент относительно классовой природы науки и т.д. Но в нашем распоряжении есть закон НЕПОСРЕДСТВЕННОГО СООБЩЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ РЕЧЬЮ, и мы можем опереться на одно из незапутанных научных определений человека – «человек отличается от животных тем, что создаёт орудия труда». Именно создаёт, а не присваивает – в присвоении отличий нет. В общем, история классовой борьбы – это хроника «кипящего» видообразования, тривиального для современной популяционной биологии, только новых видов человека, увы, при этом не возникает. На предыдущем уровне те клетки, которые фрактально воспроизводили поведение своих молекул, образовали многоклеточные организмы, а те, что не воспроизводили, их не образовали и так далее через всю историю материи. Так возникают объекты внешнего мира и возможность и необходимость их познавать. Поскольку историческая информация много объёмнее текущей, а внешний мир проще внутреннего, в мышлении выделяются внешние буферные зоны, называемые сознанием и рациональным мышлением и более глубокие – эмоции и чувства. Сам разум находится за их пределами в бесконечности самого фрактала.

Итак, только сейчас мы можем вернуться к рассмотрению действия закона ВСТРЕЧНОГО ВРЕМЕНИ, поскольку вначале необходимо было обезвредить препятствия, выставленные на нашем пути добрыми не нашими предшественниками. По пути в качестве приза мы обнаружили ещё 2 закона диалектики: закон НЕПОСРЕДСТВЕННОГО СООБЩЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ РЕЧЬЮ и закон ПЕРВИЧНОСТИ ЦЕЛОГО (и в этом смысле – СЛОЖНОГО), вариант его названия – закон ПРОИСХОЖДЕНИЯ ПРОСТОГО ОТ СЛОЖНОГО. Это даёт нам возможность сформулировать ещё 2 закона: закон ОДНОВРЕМЕНННОСТИ И ПОВСЕМЕСТНОСТИ ДЕЙСТВИЯ ВСЕХ ЗАКОНОВ (был сформулирован уже давно и не нами) и закон НЕИЗВЕСТНОСТИ ОБЩЕГО – к нему мы вернёмся позже. Итак, наше мышление отражает 2 чётко различаемых вида причинно-следственных связей, время которых, как последовательность событий, протекает в противоположных направлениях. Здесь, вероятно следует перейти к иллюстрациям.

Возьмём, например, 2 сходных по размеру, массе и цвету объекта, один из которых мы опознаём как субъектный, то есть «одушевлённый», а другой нет – бильярдный шар и лабораторную крысу. Поместим каждый из них на стол и попытаемся сбить их со стола, скажем, молотком. Бильярдный шар в этом случае слетит со стола и укатится в угол. Крыса будет двигаться примерно по такой же траектории. Принципиальная разница между этими объектами будет состоять в том, что бильярдный шар слетит со стола ПОСЛЕ того, как по нему ударит молоток, а крыса ДО этого (если, конечно, будет его видеть, то есть будет проявлять свойства субъектности в своих отношениях с молотком). Более близкий нам пример – бытовые взаимоотношения с будильником. Причиной того, что мы его ставим на определённое время, является, например, установленный срок прихода на работу, то есть будущее событие. Если же будильник не прозвонит или прозвонит в другое время, и это станет причиной вашего прихода на работу в соответствующее время, то это будут совсем другие причинно-следственные связи, и вызванные ими события, чем в первом случае. В практике эти два временны́х потока взаимодействуют, и их выражения разнообразным образом смешиваются.

Мышление, ощущаемое нами как постоянный внутренний диалог, и является процедурой сопряжения этих двух встречных потоков времени, времени целей и времени средств, если угодно. С одной стороны, раньше субъективно два времени существования человека не выделялись, то есть это обстоятельство не осознавалось в сформулированном виде, с другой стороны оно всегда объективно присутствовало в практике деятельности, в том числе и умственной. В результате наблюдается некоторое несоответствие между смысловым объёмом пространных концепций и смыслом кратких высказываний, выражающим их суть.

Приведём несколько иллюстраций в хронологическом порядке. Евангельское учение хорошо известно, имеет стандартный текст и часто применяется к практике в виде отдельных формулировок. Одна из наиболее часто употребляемых – «не судите, да не судимы будете» [7]. На её базе можно сформулировать связанное, но не заменяющее положение – «судите себя сами, да не судимы будете», в большей степени отражающее как общую концепцию библейского учения, но ничем её не дополняющее, так и практику социальной борьбы. Человек, предстающий перед судом собственной совести и сообразующий свои действия только с ней, не может быть осуждён никаким судом в том смысле, что любой приговор, вынесенный таким судом, будет приговором только самому суду, о чём нам и повествует Евангелие. Современное изложение этого главного обстоятельства социального бытия – «Бойтесь не гибели – бойтесь стерпеть! Бойтесь не судей – бойтесь не сметь!»  [8]. Здесь также надо вспомнить популярное высказывание Ф. Ницше – «Что не убивает меня, то делает меня сильнее» [9]. Вот оно должно быть уже дополнено в содержательном, философском смысле – «”Что не убивает меня, то делает меня сильнее”, а то, что убивает – делает меня всемогущим». Об этом же нам сообщает и слово «бояться» – то есть «готовиться к бою!».

Другое известное высказывание, приписываемое Парацельсу – «Всё есть яд и всё есть лекарство. … И только доза делает лекарство ядом и яд – лекарством». Но что определяет дозу? Цель применения, поэтому мы также можем переформулировать это высказывание – «”Всё есть яд и всё есть лекарство. … и только < цель использования > делает лекарство ядом и яд – лекарством”». Как мы видим, такая модификация этого высказывания с одной стороны, является более ясной и функциональной, а с другой стороны не дополняет концепцию Парацельса. Кроме того, соответствующим образом может быть преобразовано и перекликающееся с предыдущим высказывание «цель оправдывает средства», давно вызывавшее подозрения в лукавстве. «Цель ОПРЕДЕЛЯЕТ средства» гораздо более ясно и функционально.

И, наконец, формулировка основного противоречия капитализма, в современном виде данная уже последователями Маркса и Энгельса – «Основным противоречием капитализма является противоречие между общественным характером процесса производства и частнокапиталистической формой присвоения» [10]. Очевидно, что после блистательного триумфа марксизма в ХХ веке это высказывание должно быть переформулировано в третий раз – «Основным противоречием капитализма является противоречие между общественным характером процесса производства и частнокапиталистической формой УПРАВЛЕНИЯ». Опять же мы можем убедиться, что такое, на этот раз довольно радикальное, изменение формулировки никак не дополняет марксистскую концепцию не только в понимании самого Маркса, но и его последователей – оно только больше приближается к её сути. Также в разнообразных вульгарных (не в смысле «народных») пересказах Марксу приписывается некритичное принятие тезиса Адама Смита – «Величайший прогресс в развитии производительной силы труда и значительная доля искусства, умения и сообразительности, с какими он направляется и прилагается, явились, по-видимому, следствием разделения труда.» [11]. Что на самом деле писали основоположники, можно для начала посмотреть самостоятельно [12]. Однако, поскольку такое мнение въелось в сознание в связи с марксизмом, модифицируем и его – «Величайший прогресс в развитии производительной силы труда и значительная доля искусства, умения и сообразительности, с какими он направляется и прилагается, явились, по-видимому, следствием ОБЪЕДИНЕНИЯ труда». Высказывание в такой модификации вполне отражает суть не только научного коммунизма, но и социалистического, то есть физиологически выражаемого пролетариатом, направления мысли вообще. Любая фактическая организация труда, наблюдаемая в реальности, есть его объединение – транспорт, связь, документация, здания, образование, морально-психологический климат в коллективе. Не будет преувеличением сказать, что само строение человека является продуктом объединения труда. Без него невозможна жизнь существа, к которому сзади можно незаметно подойти, а оно не может ни убежать, ни индивидуально обороняться. Кроме того, это модифицированное высказывание чётко отделяет подходы марксистской экономической теории и буржуазной, в частности, Адама Смита, а также эволюционные явления, с которыми связано их возникновение.

Как вышеизложенное иллюстрирует встречное течение времени, вполне ясно – в этих точках конуса возможностей и потребностей сходятся вершинами, а до этого они пересекались в обширных областях. С осмыслением тяготения, скажем, происходило тоже самое – силу тяжести наблюдали и учитывали все и всегда, отнюдь не только люди, но описать её короткой формулой, причём далеко не полно, удалось только в 17 веке. То же происходит и с развитием техники – вычислительные комплексы, раньше занимавшие здания, теперь помещаются у вас в кармане. Сознание сопрягает собственное и внешнее время, сокращая область их пересечения, пока она не сократится до точки сингулярности, и затем развёртывает из неё представления о новых мирах. Для марксисткой философии такой точкой сингулярности стало положение Ким Ир Сена о первичности человека в отношении окружающего мира [13]. Таким способом сознание обеспечивает своим носителям возможность существования во времени, поскольку мироздание постоянно исчезает в прошлом.

Таким образом, удалось показать, что, с одной стороны, встречность времени существует, но ранее не была сформулирована, и в этом смысле не была известна, а, с другой стороны, она всегда являлась основным содержанием любой целенаправленной деятельности, то есть вообще субъектности. Здесь мы видим действие закона ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОГО ДОПОЛНЕНИЯ в конкретном выражении НЕПРОТИВОРЕЧИВОСТИ И ВЗАИМНОЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ ПРОТИВОПОЛОЖНОГО (не путать с близким законом единства и борьбы противоположностей). Последнее настолько ярко выражается в технической деятельности, что не нуждается в специальных иллюстрациях. Также здесь проявляется действие закона НЕИЗВЕСТНОСТИ ОБЩЕГО (ЦЕЛОГО, ГЛАВНОГО).

Продолжение следует…

[1] – https://russianwasteland.ru/теория/633/

[2] – https://www.youtube.com/watch?v=ZuUp5uAF-1E

[3] – https://topwar.ru/128838-aleksey-stahanov-geroy-i-simvol-sovetskoy-epohi.html

[4] – https://ru.wikipedia.org/wiki/Структурная_лингвистика

[5] – Статья 11.3 Международного кодекса зоологической номенклатуры https://docviewer.yandex.ru/view/0/?page=46&*=bcl3lGGiDESL5PQLZUwFnHc7Het7InVybCI6Imh0dHBzOi8vd3d3Lmljem4ub3JnL2Fzc2V0cy9kNWYzNTk2NmQzL0NvZGVfUnVzc2lhbi1FZGl0aW9uLTIwMDRfMC5wZGYiLCJ0aXRsZSI6IkNvZGVfUnVzc2lhbi1FZGl0aW9uLTIwMDRfMC5wZGYiLCJub2lmcmFtZSI6dHJ1ZSwidWlkIjoiMCIsInRzIjoxNTcwMzA3OTE3MTg5LCJ5dSI6IjYzMTEzNjA0NTE1NjY0MTQzMTUiLCJzZXJwUGFyYW1zIjoibGFuZz1ydSZ0bT0xNTcwMzA3OTEwJnRsZD1ydSZuYW1lPUNvZGVfUnVzc2lhbi1FZGl0aW9uLTIwMDRfMC5wZGYmdGV4dD0lRDAlQkElRDAlQkUlRDAlQjQlRDAlQjUlRDAlQkElRDElODErJUQwJUI3JUQwJUJFJUQwJUJFJUQwJUJCJUQwJUJFJUQwJUIzJUQwJUI4JUQxJTg3JUQwJUI1JUQxJTgxJUQwJUJBJUQwJUJFJUQwJUI5KyVEMCVCRCVEMCVCRSVEMCVCQyVEMCVCNSVEMCVCRCVEMCVCQSVEMCVCQiVEMCVCMCVEMSU4MiVEMSU4MyVEMSU4MCVEMSU4QiZ1cmw9aHR0cHMlM0EvL3d3dy5pY3puLm9yZy9hc3NldHMvZDVmMzU5NjZkMy9Db2RlX1J1c3NpYW4tRWRpdGlvbi0yMDA0XzAucGRmJmxyPTEwNDY2Jm1pbWU9cGRmJmwxMG49cnUmc2lnbj1iZmE4NzZlM2UxNTAxMjg4NmQ2NTlkNWQ5ZGE1OGE2ZiZrZXlubz0wIn0%3D&lang=ru

[6] – https://russianwasteland.ru/теория/614/

[7] – «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить».

Евангелие от Матфея (гл. 7, ст. 1 2)

[8] – Элхэ Ниэннах «Синее небо, черная смерть»

[9] – Фридрих Ницше «Сумерки идолов, или как философствуют молотом»

[10] – «Производство становится общественным актом; обмен же, а с ним и присвоение продуктов остаются индивидуальными актами, актами отдельных лиц: продукт общественного труда присваивается отдельным капиталистом. Это и составляет основное противоречие, откуда вытекают все те противоречия, в которых движется современное общество и которые с особенной ясностью обнаруживаются в крупной промышленности.»

Энгельс Ф. «Развитие социализма от утопии к науке»

[11] – Адам Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов.

[12] – http://www.esperanto.mv.ru/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%B7%D0%BC/%D0%A0%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D0%A2%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%B0

[13] – https://russianwasteland.ru/теория/427/

Позиция Редакции